+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Нарушение права на уважение частной жизни мужчины, представляющегося биологическим отцом ребенка, после неудачных попыток признания отцовства

Дело «Койчев против Болгарии» (Koychev v. Bulgaria) (жалоба № 32495/15) касалось утверждений заявителя о том, что он является биологическим отцом ребенка, рожденного вне брака, и жалоб на то, что его действия по установлению отцовства были отклонены на основании того, что ребенок был признан другим мужчиной – новым мужем матери ребенка. 

Заявитель по делу – Стойчо Койчев – гражданин Болгарии 1975 года рождения, проживающий в г. Поморие (Болгария). С 2003 года С. Койчев сожительствовал с женщиной (S.S.), которая в 2005 году забеременела. В октябре 2005 года заявитель и S.S. расстались. В 2006 году S.S. родила сына. По словам заявителя, между ним и матерью ребенка имелось понимание, что отцом ребенка является именно С. Койчев. Заявитель регулярно навещал мальчика, который называл его папой. Однако в течение нескольких лет заявитель не предпринял каких-либо действий по установлению своего отцовства в связи с тем, что мать ребенка была против этого. В 2010 году S.S. вступила в отношения с другим мужчиной (G.G.), за которого она вышла замуж в 2012 году. В 2013 году С. Койчев подал заявление в нотариат об установлении своего отцовства. В течение следующего месяца G.G. обратился с заявлением о полном усыновлении ребенка. С. Койчев подал ходатайство о приостановлении процедуры усыновления на том основании, что он уже признал ребенка. Органы государственной регистрации проинформировали мать ребенка о заявлении на установление отцовства, поданном С. Койчевым. Она подала протест, который аннулировал заявление С. Койчева о признании отцовства. В тот же день G.G. подал заявление в нотариат о признании отцовства в отношении ребенка. Мать не возражала и признание отцовства вступило в силу. 

Тем временем заявитель подал иск об установлении отцовства в Софийский городской суд и узнал, что G.G. признал отцовство в отношении ребенка и был внесен в свидетельство о рождении, поскольку мать ребенка не выразила возражений. Как следствие, иск заявителя был признан неприемлемым для рассмотрения по существу, поскольку законная связь родитель–ребенок уже была установлена. 

В 2014 году С. Койчев подал иск об установлении факта того, что G.G. не является биологическим отцом ребенка. Его иск был признан неприемлемым для рассмотрения по существу по той причине, что у заявителя нет права оспаривать признание отцовства, сделанное другим мужчиной; такое право имеет только мать и ребенок. Это решение было поддержано в апелляции. Кассационная жалоба заявителя была отклонена в феврале 2015 года. 

В то же время заявитель подал ходатайство в прокуратуру г. Софии и местную социальную службу о подаче иска для отмены признания отцовства G.G. Прокуратура вынесла отказ в возбуждении такого дела, поскольку иски, поданные заявителем, были направлены на получение того же результата. Социальная служба решила, что такой шаг возможен, только если это необходимо в интересах ребенка, в частности, если он или она находятся в опасности, что отсутствовало в данном деле. 

В 2015 году заявитель начал вторую серию исков по установлению, что G.G. не является биологическим отцом ребенка, однако внутригосударственные суды постановили, что Семейный кодекс Болгарии не позволяет предполагаемому биологическому отцу оспорить факт признания отцовства. 11 апреля 2016 года Верховный кассационный суд Болгарии постановил, что ребенок проживает с матерью и G.G., который является его законным отцом, и что оспаривание законно установленной связи родитель–ребенок не отвечает интересам ребенка. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 24 июня 2015 г. 

13 октября 2020 года Палата Европейского Суда единогласно постановила, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной жизни) Европейской Конвенции по правам человека. 

Европейский Суд установил, что заявитель безуспешно пытался добиться признания того, что он является биологическим отцом ребенка, в частности, подавая заявления нотариусу, иски в суд и ходатайства в прокуратуру и социальную службу. Европейский Суд постановил, что, хотя суды и органы власти Болгарии в своих решениях привели определенные причины, которые, по их мнению, обосновывали отказ заявителю установить его отцовство, процесс принятия решения, посредством которого эти решения были достигнуты, не гарантировал должную защиту интересов заявителя и не позволил провести детальную оценку фактов или взвесить различные интересы участников. Несмотря на широкую сферу усмотрения, которой пользуются государства – участники Конвенции в таких вопросах, право С. Койчева на уважение его частной жизни в данном случае не было соблюдено.

Европейский Суд постановил, что власти Болгарии обязаны выплатить заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 2 000 евро в качестве компенсации судебных расходов.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.



Возврат к списку