+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Административное задержание и поспешное выдворение двух детей, которые незаконно попали на Майотту с Коморских островов: несколько нарушений Конвенции

Дело «Мустахи против Франции» (Moustahi v. France) (жалоба № 9347/14) касалось условий, в которых двое детей, задержанных при незаконном проникновении на французскую территорию – остров Майотта, содержались совместно со взрослыми, поскольку предположительно они были связаны с ними, а также были оперативно выдворены обратно на Коморские острова без тщательного и индивидуального изучения их ситуации.

Трое заявителей по делу – Мохамед Мустахи и его дети Наджима Мустахи и Нофили Мустахи, которым в рассматриваемый период времени было пять лет и три года, соответственно. Все трое заявителей – граждане Коморских островов 1982, 2008 и 2010 годов рождения соответственно, в настоящее время проживающие на Майотте.

М. Мустахи прибыл на Майотту в 1994 году и с тех пор проживал там, будучи законопослушным гражданином, имеющим действующее разрешение на временное пребывание. Двое детей были рождены на Майотте проживающей там незаконно гражданкой Коморских островов. В 2011 году был издан ордер на выдворение в отношении матери детей, которая была отправлена обратно на Коморские острова вместе с двумя детьми. Мать оставила детей бабушке и вернулась на Майотту. 13 ноября 2013 г. двое детей приплыли на самодельной лодке к берегу Майотты. Утром 14 ноября 2013 года 17 человек, находящихся в лодке, были перехвачены в море французскими пограничными властями. В 9.00 на берегу была проведена процедура идентификации личностей и проверка состояния здоровья в госпитале Дзаудзи, после чего в тот же день в отношении них была начата процедура административного выдворения. Во время процедуры выдворения данные граждане содержались в течение одного часа 45 минут в помещениях жандармерии Памадзи. Двое детей административно были связаны с неким гражданином М.А., одним из мигрантов, находящихся в лодке, который якобы сообщил, что он их сопровождает. Имена детей были внесены в ордер о выдворении, выписанный на имя М.А.; однако они были заключены под стражу без указания их имен и выдачи какого-либо ордера о задержании. М. Мустахи был уведомлен о нахождении его детей в камере временного содержания в жандармерии, но у него не смог связаться с ними. В тот же день, в 15.00, он подал ходатайство на имя префекта о приостановлении ордера о выдворении, а в 17.30 он подал срочный иск судье Административного суда Майотты. Однако в 16.30 двое детей были доставлены на борт корабля и возвращены на Коморские острова. 18 ноября 2013 г., спустя два дня после истечения временного лимита, установленного статьей L. 521-2 Кодекса административного правосудия Франции, судья по срочным жалобам Административного суда Майотты отклонил ходатайство М. Мустахи. 3 декабря 2013 г. М. Мустахи обжаловал данное постановление в Государственном совете. Омбудсмен, НКО GISTI (Groupe d'information et de soutien des immigrés, Группа информации и помощи мигрантам) и международная НКО Cimade (Международный экуменический центр взаимопомощи) выступили в поддержку заявителя. 10 декабря 2013 года Государственный совет отклонил жалобу. 13 января 2014 года М. Мустахи подал ходатайство о воссоединении семьи в консульство на Коморских островах. В августе 2014 года двум детям были выданы долгосрочные визы, и с сентября 2014 года дети проживают с отцом.

Жалоба в Европейский Суд по правам человека была подана 20 января 2014 г. В постановлении от 25 июня 2020 года Палата Европейского Суда постановила:

– единогласно, что имело место нарушение статьи 3 (запрет на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции по правам человека в отношении детей заявителя в связи с условиями их содержания;

– единогласно, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении детей заявителя в связи с условиями их выдворения на Коморские острова;

– единогласно, что отсутствовало нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявителя;

– единогласно, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 (право на свободу и безопасность) Конвенции в отношении детей заявителя;

– большинством голосов, что имело место нарушение пункта 4 статьи 5 (право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу) Конвенции в отношении детей заявителя;

– большинством голосов, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции в отношении всех трех заявителей;

– единогласно, что имело место нарушение статьи 4 Протокола № 4 (запрещение коллективной высылки иностранцев) к Конвенции в отношении детей заявителя;

– единогласно, что отсутствовало нарушение статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции в отношении жалобы на отсутствие эффективных средств правовой защиты в части условий высылки детей;

– большинством голосов, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции и статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 4 Протокола № 4 к Конвенции в отношении жалобы на отсутствие эффективных средств правовой защиты в части высылки детей.

Европейский Суд пришел к выводу, что административная связь двух детей с несвязанным с ними взрослым не имела своей целью соблюдение лучших интересов детей, а была направлена на обеспечение скорейшего возвращения их на Коморские острова. Размещение их в камере временного содержания могло вызвать у детей только стресс и волнения и иметь травмирующие последствия для их психического здоровья. Власти Франции не предоставили эффективной защиты для детей и не учли ситуацию, с которой дети рисковали столкнуться при возвращении на Коморские острова.

Кроме того, Европейский Суд отметил, что детям не были доступны какие-либо средства правовой защиты в целях обеспечения законности их содержания под стражей. Европейский Суд напомнил, что факт размещения отдельных членов семьи в центрах временного содержания, в то время как остальные члены семьи остаются на свободе, может быть расцененен как нарушение права на семейную жизнь вне зависимости от длительности применения такой меры.

Обстоятельства дела в целом привели Европейский Суд к выводу о том, что решение о выдворении из Майотты детей, которые еще были очень молоды (три года и пять лет на момент событий), находящихся без знакомого взрослого или иного человека, который мог бы оказать им помощь, было принято и претворено в жизнь без необходимых гарантий тщательного и объективного изучения их ситуации и привело к нарушению статьи 4 Протокола № 4 к Конвенции.

Европейский Суд отметил положительные законодательные и юридические изменения, которые произошли с момента событий, рассматриваемых в данном деле. Судья по срочным жалобам Государственного совета установил, что административный орган власти обязан проверять личности несовершеннолетних иностранцев, размещаемых в центрах административного содержания и депортируемых в результате принятых против третьего лица мер по выдворению, проводя проверку, имеется ли между ними какая-либо связь. Также было отмечено, что административный орган власти обязан проверять условия, в которых окажутся несовершеннолетние по прибытии в место назначения. Соблюдение органами власти данных требований, установленных судьей, направлено на предотвращение повторения в отношении несовершеннолетних большинства нарушений, установленных Европейским Судом в данном деле.

Европейский Суд постановил, что власти Франции обязаны выплатить заявителям 22 500 евро в качестве компенсации морального ущерба, в том числе 2 500 евро заявителю и по 10 000 евро каждому из двух его детей.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данные решения Палаты не являются окончательными. В течение трех месяцев с момента их вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by Annie Spratt on Unsplash



Возврат к списку