+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Отклонение заявления на установление отцовства от биологического отца и отказ отменить удочерение привели к нарушению Конвенции

Дело «Узбяков против Российской Федерации» (Uzbyakov v. Russia) (жалоба № 71160/13) касалось жалобы заявителя на то, что его дочь была удочерена другой семьей, и на отказ судов отменить это решение.

Заявитель – Сергей Станиславович Узбяков – гражданин Российской Федерации 1976 года рождения, проживающий в д. Кургановка (Российская Федерация). С.С. Узбяков родом из Узбекистана, у него с его сожительницей О.М. было пятеро детей, младшая дочь D. родилась в 2009 году. Заявитель, О.М. и их дети проживали совместно, однако в связи с тем, что в то время заявитель незаконно находился в Российской Федерации, его имя не было указано в графе «отец» в свидетельствах о рождении его детей.

В январе 2011 года заявитель был задержан подозрению в совершении кражи и находился в СИЗО до апреля того же года. В феврале 2011 года О.М. умерла, а детей передали органам опеки. Четверо старших детей были помещены в детский дом, а младшая D., которой на тот момент был 1 год 2 месяца, была направлена в дом ребенка. Заявитель узнал о смерти О.М. в марте 2011 года и начал предпринимать действия по признанию отцовства в отношении своих детей. В то же время D. была передана под опеку будущей приемной семьи, которая увезла ее в город Моршанск Тамбовской области. Остальные дети впоследствии были переданы сестре О.М.

В сентябре 2011 года Моршанский районный суд Тамбовской области разрешил семье, осуществлявшей уход за D., удочерить ее. Суд установил, что мать девочки умерла, а имя отца отсутствовало в свидетельстве о рождении, а также что она осталась без родительской опеки и содержалась в доме ребенка. Суд не нашел каких-либо препятствий для удочерения девочки и издал соответствующее постановление. Суд был проинформирован, что братья и сестры D. находятся под опекой родственников в Пензенской области.

Процессуальные действия, начатые заявителем еще в СИЗО, привели к тому, что в апреле 2012 года Каменский городской суд Пензенской области признал его отцом четырех других детей и вернул их ему. В отдельном судопроизводстве в отношении D. заявитель узнал, что она была удочерена, и подал заявление об установлении отцовства в целях отмены постановления об удочерении. Среди прочего, он утверждал, что удочерение было произведено с нарушением закона и противоречило интересам D., в частности, согласно законодательству не разрешается разделение братьев и сестер и требуется согласие родителей. Каменский районный отдел опеки и попечительства и представитель Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации поддержали жалобу, поданную С.С. Узбяковым.

Однако в октябре 2012 года суд отклонил заявление С.С. Узбякова. Суд признал, что он является отцом D., однако данное признание его отцовства не имеет смысла при отсутствии оснований отмены постановления об удочерении. Суд не нашел таких оснований в законе: в частности, приемные родители выполняли свои обязанности и условия содержания ребенка соответствовали всем требованиям, поскольку приемная семья была финансово состоятельна, супруги имели постоянную работу и надлежащие жилищные условия. Все жалобы, поданные заявителем, были отклонены, а итоговое решение было принято Верховным Судом в июне 2013 года.

Жалоба в Европейский Суд по правам человека была подана 9 октября 2013 г.

5 мая 2020 г. Палата Европейского Суда единогласно постановила, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции по правам человека.

Европейский Суд нашел упущения в процедурах удочерения девочки, рассмотрения заявления С.С. Узбякова об установлении отцовства и его ходатайства об отмене постановления об удочерении. В частности, судом в процессе удочерения был продемонстрирован чрезмерно формальный подход, при котором, например, не была полностью проведена проверка того, есть ли у девочки отец и не были рассмотрены иные меры, помимо удочерения, которые могли бы сохранить возможность девочки жить в семье со своими биологическими родственниками. Формальный подход также был продемонстрирован и на втором этапе судопроизводства: несмотря на то что суды признали заявителя биологическим отцом девочки, они все равно отклонили его ходатайства о признании законного отцовства и об отмене удочерения.

В целом суды не произвели тщательного изучения соответствующих факторов и сбалансированности соблюдения прав всех лиц, в силу обстоятельств вовлеченных в данное дело.

Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда, 72 евро в качестве компенсации расходов и издержек, а также 1 850 евро в качестве компенсации расходов, понесенных при рассмотрении дела в Европейском Суде.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by Ben Wicks on Unsplash



Возврат к списку