+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Россия нарушила ряд прав, включая право на образование, в связи с давлением в отношении румыно/молдавоязычных школ

Дело «Иовцев и другие против Республики Молдова и Российской Федерации» (Iovcev and Others v. Republic of Moldova and Russia) (жалоба № 40942/14) касалось жалоб на давление, которое оказывалось в 2013–2014 годах со стороны властей Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) в отношении четырех румыно/молдавоязычных школ в этом регионе, которые использовали латиницу и молдавские стандарты в своих образовательных программах.

Заявителями по делу выступили 18 человек: пять учеников, трое родителей учеников и 10 человек персонала четырех румыно/молдавоязычных школ, расположенных на территории, подконтрольной властям Приднестровской Молдавской Республики. Данные школы использовали латиницу и учебные программы, одобренные министерством образования Молдавии, в котором они были зарегистрированы. Статьей 12 Конституции ПМР предусмотрено, что официальными языками на территории Приднестровья являются молдавский, русский и украинский. Статья 6 «Закона о языках» ПМР от 8 сентября 1992 г. гласит, что молдаване должны использовать при письме кириллицу и что использование латинского алфавита может быть приравнено к правонарушению.

Заявители утверждали, что они подверглись давлению со стороны властей Приднестровья как части кампании по притеснению и принуждению, проводимой против школ в 2013–2014 годах. Они жаловались, в частности, на инспекции по налогам и здравоохранению; взимание пошлин; повышение арендных ставок; заморозку банковских счетов, что приводило к невозможности выплаты зарплат учителям; прекращение подачи электроэнергии и газоснабжения; аресты и досмотры персонала школ, когда те пытались привозить наличные деньги для выплаты зарплат, и изъятие их имущества. Двое учеников заявили, что они подвергались обыскам и проверкам личности, которые продолжались от десяти минут до двух часов ежедневно, поскольку они ездили в школу на автобусе, который ехал на территорию, находящуюся под контролем Республики Молдова, после того как школьные помещения были взяты под контроль милиции Приднестровья.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 28 мая 2014 г. На основании положений статьи 2 Протокола № 1 (право на образование) к Европейской конвенции по правам человека восемь заявителей (пять учеников и трое родителей учеников) жаловались на их притеснение и принуждение в связи с решением продолжать свое обучение или обучение детей в румыно/молдавоязычных школах.

На основании статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции десять заявителей (персонал школ) жаловались на то, что они подверглись притеснению в связи с их выбором использовать румынский/молдавский язык и что было нарушено их право на культурную идентичность.

На основании пункта 1 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) трое заявителей (из числа персонала школ) жаловались на то, что они незаконно были лишены свободы. Кроме того, на основании статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции эти трое заявителей жаловались на обыски и изъятие их личных вещей.

Постановление было вынесено Комитетом из трех судей Европейского Суда по правам человека.

Европейский Суд начал рассмотрение дела с определения, имело ли нарушение прав законную цель. В связи с этим он обратился к практике по делу «Катан и другие против Республики Молдова и Российской Федерации» (жалоба № 43370/04 и две другие жалобы). Далее он выяснил, имело ли место нарушение права заявителей – учеников и родителей, гарантированного статьей 2 Протокола № 1 к Конвенции. Кроме того, Суд отметил, что в постановлении Большой Палаты по делу «Катан и другие против Республики Молдова и Российской Федерации» он пришел к выводу, что отсутствовали свидетельства того, что меры, принимаемые властями Приднестровья в отношении рассматриваемых школ, преследовали законную цель. Далее было установлено, что языковая политика Приднестровья, которая применялась в отношении тех школ, была нацелена на укрепление русификации языка и культуры молдавского сообщества, проживающего в Приднестровском регионе, в соответствии с общими политическими целями властей Приднестровья об объединении с Россией и отделении от Молдовы. В рассматриваемом деле Европейский Суд не нашел каких-либо оснований для изменения своего мнения. Соответственно, Европейский Суд постановил, что нарушение права заявителей – учеников и родителей, гарантированного статьей 2 Протокола № 1 к Конвенции, не преследовало законной цели и что, следовательно, имело место нарушение данного положения в отношении этих заявителей.

Отдельно Европейский Суд рассмотрел вопрос ответственности государств за предполагаемые нарушения прав заявителей. В отношении Республики Молдова Европейский Суд обратился к принципам, изложенным в постановлении Большой Палаты от 23 февраля 2016 г. по делу «Мозер против Республики Молдова и Российской Федерации» (жалоба № 11138/10). В связи с этим он, в частности, отметил, что власти Республики Молдова предприняли значительные усилия для защиты интересов заявителей, финансируя румыно/молдавоязычные школы в Приднестровье и позволяя им продолжать деятельность, чтобы дети не прерывали свое обучение. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что власти Республики Молдова не нарушили своих позитивных обязательств в отношении заявителей.

В отношении Российской Федерации Европейский Суд установил, что это ей осуществлялся эффективный контроль над Приднестровьем в рассматриваемый период времени. Принимая во внимание этот вывод и на основании своей прецедентной практики, Европейский Суд постановил, что отсутствует необходимость определять, имела ли Российская Федерация особый контроль за политикой и актами местной зависимой администрации. В связи с продолжающейся военной, экономической и политической поддержкой Приднестровья, без которой последнее не могло бы существовать, согласно Конвенции была установлена ответственность Российской Федерации за нарушение прав заявителей.

В постановлении Комитета от 17 сентября 2019 г. Европейский Суд по правам человека единогласно постановил, что:

- имело место нарушение со стороны Российской Федерации статьи 2 Протокола № 1 (право на образование) к Европейской конвенции по правам человека в отношении восьми заявителей (пяти учеников и троих родителей учеников указанных школ);

- имело место нарушение со стороны Российской Федерации статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции в отношении десяти заявителей (персонала указанных школ) в связи с насилием со стороны властей Приднестровья;

- имело место нарушение со стороны Российской Федерации пункта 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции в отношении трех заявителей (персонала одной из указанных школ);

- имело место нарушение со стороны Российской Федерации статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции в отношении обысков, проведенных у трех заявителей (персонала одной из указанных школ) и изъятия их собственности властями Приднестровья.

Европейский Суд также единогласно постановил, что:

- отсутствовало нарушение со стороны Республики Молдова статьи 2 Протокола № 1 (право на образование) к Конвенции в отношении восьми заявителей (пяти учеников и трех родителей учеников указанных школ);

- отсутствовало нарушение со стороны Республики Молдова статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции в отношении десяти заявителей (персонала указанных школ) в связи с насилием со стороны властей Приднестровья;

- отсутствовало нарушение со стороны Республики Молдова пункта 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции в отношении трех заявителей (персонала одной из указанных школ);

- отсутствовало нарушение со стороны Республики Молдова статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции в отношении обысков, проведенных у трех заявителей (персонала одной из указанных школ) и изъятия их собственности властями Приднестровья.

Европейский Суд также постановил, что власти Российской Федерации должны выплатить в качестве компенсации морального вреда по 12 000 евро каждому из трех заявителей и по 6 000 евро каждому из 15 заявителей, а также 5 000 евро совместно всем заявителям в качестве компенсации судебных издержек.

Данное Постановление Европейского Суда является окончательным и вступающим в силу сразу после вынесения.

Photo by Feliphe Schiarolli on Unsplash



Возврат к списку