+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Несколько нарушений Европейской Конвенции в отношении пожизненно осужденного, включая видеонаблюдение в камере

Дело «Изместьев против Российской Федерации» (Izmestyev v. Russia) (жалоба № 74141/10) касалось уголовного дела, которое привело к тому, что заявитель был приговорен к пожизненному заключению. Его жалобы касались камер видеонаблюдения, которые были круглосуточно включены в его камере, ограничений на его посещение членами семьи, длительности предварительного заключения, условий содержания и того факта, что слушание дела было проведено за закрытыми дверями.

Заявителем по делу выступил Игорь Владимирович Изместьев, гражданин Российской Федерации, 1966 года рождения. В настоящее время он отбывает наказание в колонии в г. Соликамске (Пермский край).

В 2007 году И.В. Изместьев был подозреваемым в совершении убийства в качестве члена организованной преступной группы в 2001 году. Он был арестован и помещен в СИЗО. Впоследствии против него были выдвинуты и другие обвинения. Он обвинялся в нескольких преступлениях, совершенных в период с 1994 по 2006 годы, в том числе организации и руководстве преступной группировкой, организации нескольких убийств, террористических актов и покушений на дачу взяток. В период следствия судами несколько раз продлялся срок его предварительного заключения, причем эти решения были обоснованы, в частности, тяжестью выдвинутых против него обвинений и риском того, что Изместьев, как бывший член Совета Федерации, мог повлиять на ход расследования путем оказания давления на свидетелей или иных участников уголовного процесса.

В 2009 году после предварительного слушания суд принял решение проводить слушания в закрытом режиме по причине того, что общественные слушания могут привести к раскрытию государственной тайны или иной секретной информации, охраняемой на основании федерального закона (пункт 2 статьи 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

В 2010 году суд признал И.В. Изместьева виновным и приговорил его к пожизненному заключению. В 2011 году Верховный Суд Российской Федерации внес изменения в приговор, однако оставил в силе пожизненный срок наказания. Жалоба заявителя на отсутствие публичных слушаний была отклонена.

В Европейский Суд по правам человека жалоба была подана 10 декабря 2010 г. В постановлении Палаты от 27 августа 2019 г. Европейский Суд единогласно постановил, что:

  • имело место нарушение статьи 3 (запрет на бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции по правам человека в отношении условий содержания заявителя в период с 30 ноября 2007 г. по 6 ноября 2011 г. и условий, в которых он перевозился в здание суда и обратно в следственный изолятор в период слушаний по уголовному делу против него. Европейским Судом установлена правомерность обвинений заявителя в том, что, как только его доставляли в здание суда, он помещался в камеру в конвойном помещении, а затем переводился в зал судебных заседаний. Площадь камеры составляла 1 кв.м, в ней была только скамейка, в помещении не было ни окон, ни туалета, ни водопровода, ни вентиляции. Одновременно в камере содержалось от одного до трех человек;
  • имело место нарушение пункта 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции. Европейский Суд признал, что решения о продлении срока предварительного заключения И.В. Изместьева было оформлено шаблонными фразами и не было основано на особенностях фактических свидетельств. Таким образом, заявитель находился в СИЗО более трех лет по причинам, которые не могут быть названы «существенными» для обоснования столь длительного срока;
  • имело место нарушение пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции. Европейский Суд установил, что проведение закрытого заседания по делу заявителя в суде первой инстанции не было обоснованным, поскольку судом первой инстанции выносилось решение о проведении всего судебного заседания в закрытом режиме только на основании того обстоятельства, что в деле содержатся конфиденциальные документы, без обоснования причин данного решения, т.е. того, как эти документы связаны с предметом судебного рассмотрения и что их приобщение к данному делу является необходимым. Кроме того, судом не были изучены эти документы в судебном заседании и суд не опирался на них в своем постановлении;
  • имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции. Во-первых, Европейский Суд постановил, что на И.В. Изместьева были наложены ограничения на семейные посещения во время его пребывания в исправительном учреждении особого режима № ИК-1 (Республика Мордовия). В период с 6 ноября 2011 г. по 25 ноября 2013 г. заявитель мог поддерживать контакт с внешним миром только посредством переписки по почте, все другие контакты были ограничены. Кроме того, родственники могли посещать его только один раз в полгода, посещения длились не дольше четырех часов, причем число посетителей ограничивалось только двумя лицами. Осужденный был отделен от посетителей стеклянным ограждением, тюремный надзиратель присутствовал все время визита. Во-вторых, Европейский Суд постановил, что в законодательстве Российской Федерации отсутствует ясность в отношении видеонаблюдения за заключенными, отбывающими тюремный срок, и что И.В. Изместьеву была оказана минимальная степень защиты, требуемая нормами права в демократическом обществе.

Европейский Суд обязал власти Российской Федерации выплатить заявителю 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 2 000 евро в качестве компенсации судебных расходов.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by Paweł Czerwiński on Unsplash



Возврат к списку