+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

ЕСПЧ нашел многочисленные нарушения Европейской конвенции в деле Магнитского

Дело «Магнитский и другие против Российской Федерации» (Magnitskiy and Others v. Russia) (жалобы №№ 32631/09 и 53799/12) касалось Сергея Магнитского – аудитора, обвиненного в организованном уходе от налогов, который умер в СИЗО в ноябре 2009 года. Позднее он был осужден посмертно.

Первая жалоба (№ 32631/09) была подана Сергеем Леонидовичем Магнитским, 1972 года рождения. После его смерти вторая заявительница, его жена Наталья Валерьевна Жарикова, также 1972 года рождения, продолжила процедуру. Вторая жалоба (№ 53799/12) была подана Натальей Николаевной Магнитской, матерью С. Магнитского.

С.Л. Магнитский занимал должность руководителя отдела налогов в московской юридической и аудиторской фирме «Firestone Duncan». Клиентами фирмы были российские отделения фонда «Hermitage Capital Management», в то время являвшегося крупнейшим инвестиционным фондом в России. Московский офис фонда возглавлял гражданин США Уильям Браудер.

В 2007 году на основании постановления суда сменились владельцы трех филиалов фонда. Новые владельцы подали заявления на налоговые вычеты в размере 5,4 миллиарда рублей (около 145 миллионов долларов США), которые были удовлетворены. Фонд узнал об этих процессах из писем юристов.

Юристы трех отделений обвиняли чиновников из следственного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации в мошенничестве. Утверждалось, что они изъяли печати и иные документы в рамках отдельного налогового расследования в отношении клиента фонда –ООО «Камея» – и осуществили мошенническую перерегистрацию отделений.

В феврале 2008 года следователем по особо важным делам Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации было начато расследование в связи с обвинениями, выдвинутыми фондом «Hermitage», в краже трех компаний. В июне 2008 года С. Магнитский был допрошен следователем по поводу смены собственников и налоговых вычетов, и, в том числе, о предполагаемом преступном поведении и понуждении со стороны сотрудников следственного управления.

В июле 2008 года руководитель Следственного комитета при Министерстве внутренних дел Российской Федерации объединил дело «Камеи» с тремя другими делами по подозрению в уклонении от налогов, совершенному организованной группой лиц. С. Магнитский был арестован в ноябре 2008 года, и ему было предъявлено обвинение в двух эпизодах намеренного уклонения от уплаты налогов, совершенное в сговоре с У. Браудером. С. Магнитский находился в СИЗО вплоть до своей смерти 16 ноября 2009 г.

Незадолго до своей смерти С. Магнитский несколько раз жаловался на плохое самочувствие. Хирург тюремной больницы поставил диагноз желчекаменная болезнь и хронический холецистопанкреатит, прописал лекарства и направил на УЗИ и на операцию. Однако С. Магнитский был переведен другой СИЗО, который, по словам заявителей, не обладал необходимым медицинским оборудованием и где неоднократно игнорировали его просьбы об оказании помощи, несмотря на испытываемую им сильную боль.

В связи с ухудшением состояния С. Магнитский был переведен в третий СИЗО № 77/1 на лечение. В итоге он был осмотрен, однако, пока врач делала записи, она заметила, что С. Магнитский начал демонстрировать агрессивное поведение. На него надели смирительную рубашку. Позднее в официальном отчете было указано, что использовалась и резиновая дубинка. Была вызвана бригада скорой психиатрической помощи, однако к тому времени, как она попала на территорию СИЗО, С. Магнитский уже умер.

Властями Российской Федерации было проведено расследование, однако никто не был привлечен к ответственности. Расследование по обвинениям в отношении самого С. Магнитского было продолжено после его смерти, и в июле 2013 года он был посмертно признан виновным в уклонении от уплаты налогов. Уголовное дело в отношении С. Магнитского было прекращено, приговор вынесен не был.

Жалобы были поданы в Европейский Суд по правам человека 11 июня 2009 г. и 21 августа 2012 г., соответственно.

Н.В. Жарикова и Н.Н. Магнитская жаловались на нарушение статьи 2 (право на жизнь) и статьи 3 (запрет на бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции по правам человека в связи с тем, что власти Российской Федерации не обеспечили медицинскую помощь С. Магнитскому и несут ответственность за его смерть. Н.Н. Магнитская также жаловалась на то, что расследование его смерти не соответствовало требованиям Конвенции.

В соответствии со статьей 3 Конвенции заявители утверждали, что условия содержания С. Магнитского в СИЗО № 77/5 со 2 декабря 2008 г. по 28 апреля 2009 г. были ужасными. Н.Н. Магнитская также утверждала, что к ее сын подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников СИЗО № 77/1 в день его смерти и в этой связи не было проведено эффективного расследования.

Заявители жаловались также согласно подпункту «с» пункта 1 и пункта 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции на содержание С. Магнитского в СИЗО, в частности, на то, что отсутствовало обоснованное подозрение на совершение уголовного преступления и что длительность его заключения нарушала разумный и обоснованный срок.

Н.В. Жарикова и Н.Н. Магнитская утверждали, что уголовное дело против С. Магнитского и его посмертное обвинение нарушило пункт 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции. Н.Н. Магнитская также жаловалась на то, что приговор нарушил принцип презумпции невиновности, изложенный в пункте 2 статьи 6 Конвенции.

В постановлении Палаты от 27 августа 2019 г. Европейский Суд единогласно постановил, что были нарушены:

–статья 2 (право на жизнь) Конвенции в материальном и процессуальном аспектах;

–статья 3 (запрет на жестокое обращение) Конвенции в связи с условиями содержания С. Магнитского;

–статья 3 Конвенции в связи с жестоким обращением в отношении С. Магнитского со стороны сотрудников СИЗО и отсутствием эффективного расследования по этому вопросу;

– пункт 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции в связи с длительностью содержания С. Магницкого под стражей;

– пункты 1 и 2 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство и презумпцию невиновности) Конвенции в связи с посмертным расследованием.

Европейский Суд отклонил жалобы на нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в части ареста и содержания С. Магнитского как недостаточно обоснованные.

Европейский Суд, в частности, установил, что медицинская помощь, предоставленная С. Магнитскому в СИЗО, была неадекватной и привела к его смерти, а также что отсутствовало последующее расследование данного факта. Кроме того, С. Магницкий содержался в переполненных камерах и подвергся жестокому обращению незадолго до смерти.

Европейский Суд также постановил, что власти Российской Федерации имели достаточные основания подозревать С. Магнитского в уклонении от уплаты налогов, таким образом, жалоба заявительниц в этой части была признана неприемлемой для рассмотрения по существу. Однако данное подозрение не давало оснований содержать С. Магнитского в СИЗО более одного года, а власти Российской Федерации не предоставили достаточных обоснований для продления срока его содержания в СИЗО.

Кроме того, продолжение расследования уголовного дела после смерти обвиняемого являлось нарушением Конвенции, поскольку это по своей сути противоречит принципу процессуального равенства сторон и всем гарантиям справедливого судебного разбирательства. Кроме того, очевидно, что невозможно наказать лицо, которое уже умерло, поскольку любое наказание в отношении умершего лица нарушает его достоинство. И наконец, суд над умершим лицом противоречит содержанию и цели статьи 6 Конвенции, а также принципам добросовестности и эффективности, указанным в данной статье.

Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации должны выплатить двум заявительницам 34 000 евро совместно в качестве компенсации морального вреда.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.




Возврат к списку