+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Реакция российских властей на домашнее насилие была «откровенно неадекватной»

Дело «Володина против Российской Федерации» (Volodina v. Russia) (жалоба № 41261/17) касалось жалобы заявительницы на то, что власти Российской Федерации не смогли обеспечить ей защиту от неоднократных случаев домашнего насилия, включая побои, похищение, преследование и угрозы. Она также заявляла, что существующий правовой режим в России недостаточен для решения проблем, связанных с домашним насилием, и носит дискриминационный характер по отношению к женщинам.

Заявительницей по делу выступила Валерия Игоревна Володина – гражданка Российской Федерации 1985 года рождения, проживающая в г. Ульяновске. В 2018 году она сменила фамилию; ее новые данные не приводятся по соображениям безопасности.

В 2014 году В.И. Володина познакомилась с С. и они начали жить вместе в г. Ульяновске. Когда она ушла от него в мае 2015 года, С. стал проявлять агрессию и угрожал убить ее, если она не вернется к нему. В период с января 2016 года по март 2018 года В.И. Володина 7 раз сообщала об эпизодах насилия или угрозах применения насилия со стороны ее бывшего партнера, звоня по телефону в полицию или подавая заявления. Каждый раз, когда она обращалась в полицию или больницу, все травмы, нанесенные ей, были задокументированы. В частности, в первом полугодии 2016 года она сообщила о неоднократных побоях, похищении и нападении, а в марте 2018 года – о серии эпизодов преследования и угрозах убийства. Во время одного из нападений, когда заявительница была беременна, С. бил ее по лицу и в живот, что привело к тому, что она вынуждена была сделать аборт. В других случаях С. перерезал тормозной шланг на машине заявительницы и украл сумку с документами и двумя мобильными телефонами.

В.И. Володина неоднократно пыталась переехать, ища убежища в г. Москве. Хотя она не сообщала С. свой новый адрес, в январе 2016 года он выследил ее по резюме, опубликованному на сайте поиска работы, назначил интервью и насильно увез ее обратно в г. Ульяновск. В другой раз, в сентябре 2016 года, заявительница обнаружила GPS-трекер в молнии своей сумки. Впоследствии С. стал следить за ней у дома и пытался снова похитить ее, затащив в такси.

Ни по одному из эпизодов насилия или угрозы насилия не было заведено уголовного дела. Был проведен ряд доследственных проверок, полиция опросила С. Однако уголовное дело не было возбуждено в связи с отсутствием правонарушения, подлежащего судебному преследованию. Властями С. было предложено возместить заявительнице причиненный ущерб и вернуть ее личные вещи.

В марте 2018 года полиция возбудила уголовное дело по факту вмешательства в личную жизнь В.И. Володиной, после того как С. разместил фотографии заявительницы в социальной сети без ее согласия. Уголовное дело предполагало возможность для заявительницы обратиться за мерами государственной защиты, однако В.И. Володина не получила какого-либо официального ответа на свой запрос. Областное управление МВД сочло применение мер государственной защиты необязательным в связи с тем, что домашние насилие вызвано «неприязненными отношениями» между заявительницей и С.

Заявительница утверждала, что власти Российской Федерации не смогли предотвратить, расследовать и обеспечить уголовное преследование по неоднократным актам домашнего насилия в отношении нее, а также не смогли создать правовую базу для борьбы с дискриминацией в отношении женщин.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 1 июня 2017 г.

В постановлении Палаты от 9 июля 2019 г. Европейский Суд единогласно указал, что имело место нарушение статьи 3 (запрет на бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции по правам человека, а также нарушение статьи 14 (запрет дискриминации) во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции.

Европейский Суд отметил, что заявительница подверглась жестокому обращению как физически, так и психологически со стороны своего бывшего партнера и что власти Российской Федерации не выполнили свои обязательства по Конвенции в части защиты заявительницы от насилия.

В частности, Европейский Суд отметил, что в российской правовой системе не закреплено понятие домашнего насилия и что в ней отсутствует понятие «охранного ордера». Эти недостатки ясно демонстрируют, по мнению Суда, что власти Российской Федерации не хотят признавать серьезность проблемы домашнего насилия в России и ее дискриминирующий характер по отношению к женщинам.

Европейский Суд пятью голосами против двух постановил, что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявительнице 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 5 875,69 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Судьи Георгий А. Сергидес, избранный от Кипра, и Пауло Пинто де Альбукерке, избранный от Португалии, совместно с судьей Дмитрием Дедовым, избранным от Российской Федерации, выразили особые мнения.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

https://www.pexels.com/photo/adult-black-and-white-body-dark-271418/ 



Возврат к списку