+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Отношение к активистам, протестовавшим против вырубки деревьев в парке, не соответствовало Конвенции

Дело «Чернега и другие против Украины» (Chernega and Others v. Ukraine) (жалоба № 74768/10) касалось жалобы на нарушение прав людей, протестовавших против вырубки деревьев в городском парке для строительства дороги.

Заявителями по делу являлись 11 граждан Украины: Денис Владимирович Чернега, Андрей Андреевич Еварницкий, Геннадий Леонидович Ковшик, Борис Евгеньевич Захаров, Андрей Владиславович Еварницкий, Игорь Федорович Ясницкий, Любовь Владимировна Мельник, Сергей Сергеевич Мельник, Андрей Викторович Цуканов, Валерий Юрьевич Бортник и Сергей Анатольевич Кириллин. Все заявители проживают в г. Харькове (Украина).

Все заявители в мае – июле 2010 года принимали участие в протестах против вырубки деревьев в парке им. Горького в г. Харькове для строительства дороги. Данная территория в то время охранялась компанией, обеспечивающей безопасность на объекте – «Муниципальная охрана», муниципальным предприятием, которое было нанято генеральным подрядчиком. Кроме того, на месте событий присутствовали также полицейские.

Заявители, в частности, утверждали, что А.В. Цуканов был избит 27 мая 2010 г. неустановленными лицами в оранжевых жилетах, а на Л.В. Мельник несколько раз было совершено нападение людьми в черной одежде с эмблемой «Муниципальной охраны».

Заявители утверждали, что Г.А. Ковшику 2 июня 2010 г. угрожали двое рабочих, у которых в руках были цепные пилы, однако власти Украины заявили, что именно в тот раз протестующие подошли к рабочим, которые вынуждены были отступить, держа оборудование перед собой.

Д.В. Чернега, А.А. Еварницкий, Г.Л. Ковшик, Б.Е. Захаров, А.В. Еварницкий, И.Ф. Ясницкий, С.С. Мельник и В.Ю. Бортник были задержаны во время протестных акций, и за отказ покинуть стройплощадку им было предъявлено обвинение в умышленном неподчинении полиции. Д.В. Чернега и А.А. Еварницкий были признаны виновными по предъявленным им обвинениям и приговорены к 15 суткам административного ареста, который впоследствии в апелляции был сокращен до девяти суток. Однако заявители не присутствовали на слушании дела по их апелляции. И.Ф. Ясницкий (в отличие от других заявителей был арестован в другой день и при других обстоятельствах) был приговорен к 10 суткам административного ареста, а других заявителей, которые были арестованы, оштрафовали или производство по их делам было прекращено.

Протестовавшие, включая некоторых из заявителей, жаловались властям на то, что во время протестов на них нападали рабочие и охранники и что полиция ничего не делала для их защиты. Ни прокуратурой, ни полицией не было возбуждено уголовного дела по данному факту.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 17 декабря 2010 г.

В Постановлении Палаты от 18 июня 2019 г. Европейский Суд постановил:

·           шестью голосами против одного, что отсутствовало нарушение существенного аспекта статьи 3 (запрет пыток) Европейской конвенции по правам человека в отношении Л.В. Мельник и А.В. Цуканова, и единогласно, что отсутствовало нарушение процедурного аспекта статьи 3 Конвенции в отношении указанных заявителей;

·           единогласно, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции в отношении Д.В. Чернеги и А.А. Еварницкого;

·           единогласно, что имело место нарушение статьи 11 (право на мирное собрание) Конвенции в отношении Д.В. Чернеги, А.А. Еварницкого, Л.В. Мельник и А.В. Цуканова;

·           шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 11 Конвенции в отношении Г.Л. Ковшика, Б.Е. Захарова, А.В. Еварницкого и И.Ф. Ясницкого.

Европейский Суд постановил, что, прежде всего, власти Украины должны нести ответственность за действия охраны, даже при условии, что охранники были наняты частной организацией и действовали на основе коммерческой охранной лицензии. Европейский Суд объяснил свою позицию тем, что охранники были уполномочены законом на применение в определенной степени насилия и действовали по большей части в присутствии полиции, которая бездействовала во время основных событий.

Г.Л. Ковшик, Л.В. Мельник и А.В. Цуканов жаловались согласно статье 3 Конвенции, что с ними жестоко обращались охранники и рабочие и что власти Украины не смогли защитить их и провести эффективное расследование по их жалобам.

Европейский Суд объявил жалобу Г.Л. Ковшика по данной статье неприемлемой для рассмотрения по существу, поскольку она была явно плохо обоснована. Видеодоказательства подтвердили доводы властей Украины о том, что Г.Л. Ковшик сам подверг себя опасности, приблизившись к рабочему с пилой в руках, и что этот рабочий не угрожал ему. Также отсутствовали доказательства того, что Л.В. Мельник и А.В. Цуканов пострадали от жестокого обращения в ходе столкновений с охранниками в черном и с рабочими. Однако Л.В. Мельник и А.В. Цуканову были нанесены травмы, которые были задокументированы, в связи с этим указанные заявители утверждали, что власти должны были провести эффективное расследование всех обстоятельств. По факту прокуратура и полиция затягивали и откладывали передачу информации, в частности, заявители только из позиции властей Украины на рассмотрении дела в Страсбургском суде узнали о том, что в августе 2010 года полицией было принято решение не возбуждать уголовное дело по утверждениям заявителей о жестоком обращении. У заявителей отсутствовала возможность оспорить решение властей в суде, а сбор полной медицинской информации в отношении полученных травм был затруднен тем, что процедура была квалифицирована как «доследственная проверка». Кроме того, власти Украины так и не провели расследование серьезных утверждений о том, что в столкновениях принимали участие лица, у которых были бейджи охранников, но которые по факту не были сотрудниками охранной службы. Таким образом, Европейский Суд установил, что имело место нарушение процедурной части статьи 3 Конвенции в отношении Л.В. Мельник и А.В. Цуканова.

Суд второй инстанции по делам Д.В. Чернеги и А.А. Еварницкого рассматривал как факты, так и законодательную базу, поэтому присутствие заявителей на заседании суда было обязательно. Их адвокат не подавал какого-либо специального ходатайства на присутствие на заседании, но это не может считаться ясным и убедительным отказом от их права присутствовать на заседании суда. Фактически они не были проинформированы о заседании суда, и, как оказалось, отсутствует процедура, которая бы предусматривала возможность людям, находящимся под арестом, подать запрос о том, чтобы их доставили в апелляционный суд по делам об административных правонарушениях. Таким образом, они не отказывались от своего права присутствовать на судебном заседании в убедительной форме, а также им не были предоставлены достаточные гарантии для обеспечения эффективности такого отказа. Таким образом, было установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении обоих заявителей.

Европейский Суд признал некоторые жалобы заявителей неприемлемыми для рассмотрения по существу, включая заявления о жестокости в отношении заявителей во время протестов и угрозы со стороны рабочих, рубивших деревья, и полицейских (жалобы С.С. Мельника, В.В. Бортника и С.А. Кириллина).

Европейский Суд установил, что имело место нарушение права первых шести заявителей на мирное собрание, поскольку они были арестованы и понесли наказание за участие в протестах. Отклонив утверждение заявителей о том, что их действия не были незаконными, поскольку отсутствовало решение суда о запрете на их протесты, Европейский Суд сосредоточил внимание на вопросе, были ли действия властей Украины пропорциональными. Д.В. Чернега и А.А. Еварницкий были приговорены к административному аресту за отказ подчиняться приказам полиции уйти с части парка, отмеченной как строительная площадка. Однако неясно, кем был отдан этот приказ, а именно был это офицер полиции или представитель одной из компаний, участвующий в реализации проекта строительства дороги, – и не может быть исключено, что произошла путаница как в отношении источника приказа, так и в отношении его исполнения.

Суды Украины не изучили этот вопрос и не представили достаточных объяснений строгим приговорам, которые были вынесены указанным заявителям, особенно по сравнению со снисходительностью, проявленной в отношении других лиц, которые были арестованы при тех же обстоятельствах. Власти Украины не доказали, что наказание было пропорциональным, и, принимая во внимание процедурные нарушения, связанные с жалобой указанных заявителей, их арест и приговор привели к нарушению их прав, предусмотренных статьей 11 Конвенции.

Л.В. Мельник и А.В. Цуканов утверждали, что они получили травмы от людей, которые пытались противостоять их протесту. Европейский Суд отметил, что государства – участники Конвенции обязаны принимать соответствующие меры для обеспечения законных или незаконных собраний, о которых власти были проинформированы, условиями, при которых они будут проводиться мирно и безопасно. В данном случае полиция была на объекте, и у нее было достаточно информации о проходящих протестах и возможных столкновениях.

Фактически охранники применяли силу для оттеснения протестантов от спорной территории. Однако украинские законы не наделяют охранников полномочиями осуществлять контроль над толпой и разгонять людей в общественных местах. Их полномочия заканчиваются за пределами территории, которую они охраняют, и ограничиваются возможностью отказа в несанкционированном доступе на данную территорию. Иные случаи применения силы разрешены только в экстренных случаях, поскольку предполагается, что в любых других ситуациях охрана должна вызвать полицию.

В рассматриваемом деле охранники пытались устранить протестантов с пути следования строительной техники и со стройплощадки, а не ограничивали их доступ. По сути некоторые протестанты уже находились на территории до того, как ее огородили. В данном деле отсутствовала особая срочность, поскольку власти были предупреждены о протестах и была привлечена полиция. Полицейские по большей части стояли в стороне, позволяя охранникам разбираться с ситуацией в обстоятельствах, когда полномочия охранников не были очевидны. Недостаточная ясность полномочий привела к тому, что были поданы жалобы, по которым не было проведено эффективное расследование, о том, что некоторые из присутствовавших лиц имели бейджи охраны, однако по сути не были сотрудниками охранной организации.

Европейский Суд признал, что власти Украины не смогли выполнить свое обязательство по обеспечению мирной природы протестов, поскольку они не обеспечили адекватное управление применением силы со стороны служащих охранного предприятия, должным образом не обеспечили разделение труда между охранниками и полицией, не обеспечили исполнение правил по определению лиц, уполномоченных на применение силы, и не объяснили, почему полиция не вмешалась в конфликт.

Таким образом, было признано нарушение статьи 11 Конвенции в отношении Л.В. Мельник и А.В. Цуканова.

С другой стороны, Г.Л. Ковшик, Б.Е. Захаров и А.В. Еварницкий создавали препятствия для движения на опасной территории, и их удаление и наложение на них штрафов было пропорционально преследуемым законным целям. Десятидневный срок административного ареста, наложенный на И.Ф. Ясницкого за отказ подчиняться приказу полиции уйти в более позднюю дату протестов, был вынесен в рамках усмотрения суда («сфере усмотрения»).

В этой связи Европейский Суд напомнил, в частности, о заявлениях И.Ф. Ясницкого в полиции о том, что он вернется, как только сможет, что делало вероятным его возвращение на стройплощадку, где он нарушал безопасность проведения работ, и тот факт, что к тому времени, когда он пытался помешать проведению работ, работы продолжались уже полтора месяца, и противникам строительства было предоставлено множество иных возможностей для выражения протеста. Таким образом, в отношении И.Ф. Ясницкого не было нарушения статьи 11 Конвенции.

Европейский Суд постановил, что власти Украины обязаны выплатить по 6 000 евро Д.В. Чернеге, А.А. Еварницкому, Л.В. Мельник и А.В. Цуканову в качестве компенсации морального вреда и 16 600 евро совместно указанным четырем заявителям в качестве компенсации судебных расходов и издержек.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by D. Jameson RAGE on Unsplash



Возврат к списку