+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Расследования стрельбы во время задержания было проведено с нарушениями: нарушение Конвенции

Дело «Шебаб против Франции» (Chebab v. France) (жалоба № 542/13) касалось обстоятельств, при которых заявитель был ранен офицером полиции во время задержания.

Заявитель – Фуэд Шебаб – гражданин Франции 1976 года рождения, проживающий в г. Нанси (Франция). 8 марта 2000 г., примерно в 04.00, житель города Тионвиль (Франция) вызвал полицию, заявив, что двое мужчин пытаются ворваться в квартиру в его доме. На вызов были направлены двое офицеров полиции. Житель дома указал им на двух мужчин, одним из которых был заявитель, сидевших на лавке рядом с домом. Полицейские подошли, чтобы арестовать мужчин, и один из офицеров полиции выстрелил из своего оружия, ранив заявителя в шею и правое плечо. Региональным отделением полиции было проведено расследование, которое пришло к заключению, что полицейский использовал оружие в целях самообороны и что заявитель угрожал ему ножом.

19 мая 2000 г. заявитель предстал перед Уголовным судом по обвинению в умышленном нападении с использованием оружия на лицо, представляющее общественные власти. 16 января 2001 г. суд признал расследование недействительным в связи с задержкой в информировании заявителя о его правах. Апелляционный суд города Мец (Франция) поддержал данное решение, добавив, что расследование также не имело законной силы в связи с тем, что нож был изъят незаконно. Он отметил, среди прочего, что различные действия в отношении этого предмета сделали невозможным обнаружить какие-либо свидетельства, которые помогли бы установить правду, учитывая, что заявитель и полицейский представили прямо противоположные версии событий.

18 июля 2002 г. заявитель подал заявление о возбуждении уголовного дела, а также гражданскую жалобу в отношении обвинений в покушении на убийство, изменения обстоятельств места преступления и нападение с использованием оружия со стороны лица, представляющего публичную власть. Он также приложил отчет о медицинской экспертизе, которая показала, что в дополнение к ранению, полученному в результате выстрела, у заявителя имеется двадцатисантиметровая гематома на правой стороне грудной клетки и рана в надключичной ямке. Врач пришел к мнению, что данные раны соответствуют выстрелу, совершенному в момент, когда заявитель стоял, в результате чего был получен перелом правой ключицы. Заявитель также представил справку от психиатра, указывающую на то, что он страдал от посттравматической реакции. 17 марта 2003 г. прокурор начал расследование в отношении полицейского, который использовал оружие. Были проведены две психиатрические экспертизы в отношении заявителя. Первый эксперт обнаружил, что заявитель страдает от шизоаффективного расстройства, второй эксперт отметил наличие психоза шизофреничного типа с серьезными отклонениями от нормы, а также отметил, что заявитель страдает от посттравматического стресса в результате инцидента.

2 июля 2010 г. следственный судья прекратил следствие по делу, признав, что собранные свидетельства не способны опровергнуть версию событий, представленную офицером полиции. Апелляционный суд поддержал постановление о прекращении дела, обратив внимание на сложность установления, что именно произошло в ходе ареста, и на анализ реконструкции событий, который придал вес версии, что офицер полиции действовал в целях самообороны. Суд также добавил, что выстрел был сделан в соответствии со сложившейся ситуацией. Кассационный суд отклонил жалобу, поданную заявителем.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 21 декабря 2012 г. В постановлении Палаты от 23 мая 2019 г. Европейский Суд единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 2 (право на жизнь) в ее процессуальных аспектах Европейской конвенции по правам человека. Европейский Суд отметил, что имели место многочисленные нарушения в следствии по фактам, имевшимся против заявителя. Несколько процессуальных нарушений и потеря улик, которые имели важное значение для установления правды, повлияли на адекватность проведенного расследования. Само расследование было длительным и заняло почти восемь лет. Европейский Суд пришел к заключению, что следственный процесс в отношении происшествия 8 марта 2000 г. не был ни быстрым, ни эффективным. Таким образом, власти Франции не смогли выполнить свое обязательство, вытекающее из статьи 2 Конвенции.

Заявитель оценил моральный вред, причиненный ему, в 120 000 евро. Он указал, что инцидент имел значительное психологическое влияние на него и был тесно связан с патологической манией преследования, от которой он страдал, как описывали доктора, ответственные за его лечение в рассматриваемый период времени. Европейский Суд постановил, что власти Франции должны выплатить заявителю 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 7 500 евро в качестве компенсации судебных расходов.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by ev on Unsplash



Возврат к списку