+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Власти Азербайджана не выполнили постановление Европейского Суда от 2014 года по делу политического активиста Ильгара Маммадова

29 мая 2019 г. Большая Палата Европейского Суда по правам человека вынесла первое постановление о нарушении согласно пункту 4 статьи 46 Европейской конвенции по правам человека, тем самым признав, что власти Азербайджана не смогли выполнить свои обязательства в соответствии с постановлением Европейского Суда от 2014 года по делу политического активиста Ильгара Маммадова (жалоба № 15172/13).

Большая Палата единогласно признала, что имело место нарушение пункта 1 статьи 46 (обязательная сила и исполнение постановлений) Конвенции со стороны властей Азербайджана.

Дело было передано в Европейский Суд 5 декабря 2017 г. Комитетом Министров Совета Европы, который осуществляет надзор за исполнением постановлений Европейского Суда. Власти Азербайджана не исполнили постановление 2014 года о безоговорочном освобождении И. Маммадова из-под стражи. Комитет министров, таким образом, использовал полномочия, предоставленные ему пунктом 4 статьи 46 Конвенции.

Европейский Суд признал, в частности, что власти Азербайджана предприняли лишь некоторые действия для реализации постановления, которые не могут свидетельствовать о том, что власти действовали «добросовестно» или таким образом, который бы соответствовал «выводам и духу» постановления по делу И. Маммадова.

В соответствии с пунктом 5 статьи 46 Конвенции дела, по которым Европейский Суд находит нарушение пункта 1 статьи 46 Конвенции, направляются обратно в Комитет Министров для решения о том, какие меры должны быть приняты.

В Постановлении от 2014 года Европейский Суд признал, что власти Азербайджана нарушили права И. Маммадова, обвинив его в уголовных преступлениях и поместив в 2013 году в СИЗО без какого-либо обоснованного подозрения, что он совершил преступление. Европейский Суд пришел к выводу, что обстоятельства дела указывали на истинную цель этих мер – заставить замолчать или наказать И. Маммадова за критику правительства Азербайджана.

В ходе исполнительного производства по данному делу Комитет Министров обращал внимание на существенные нарушения в уголовном производстве и многократно призывал власти Азербайджана освободить И. Маммадова, что являлось бы важнейшим шагом в направлении устранения нарушений, выявленных Европейским Судом.

Однако И. Маммадов не был освобожден в последующие четыре года после вступления 13 октября 2014 г. в силу Постановления Европейского Суда, вплоть до его условно-досрочного освобождения 13 августа 2018 г., после того как была начата процедура о нарушении обязательств по статье 46 Конвенции. В марте 2019 года Верховный суд Азербайджана, смягчив приговор, признал, что И. Маммадов полностью отбыл срок наказания, и отменил постановление об условно-досрочном освобождении и других условиях его освобождения.

Заявитель по делу – Ильгар Эльдар оглы Маммадов – гражданин Азербайджана 1970 года рождения, проживающий в г. Баку. И. Маммадов – политический блогер и активист, который также объявил о своем намерении баллотироваться на пост президента в 2013 году. В феврале 2013 года он был помещен в СИЗО после того, как опубликовал в своем блоге информацию о беспорядках в городе Исмаиллы. Он заявил, среди прочего, что люди отреагировали на «коррупцию и наглость» власти. Впоследствии он был обвинен в организации или активном участии в действиях, приведших к нарушению общественного порядка, а позже ему было также предъявлено обвинение в массовых беспорядках и неподчинении или применении силы в отношении официальных лиц, представляющем угрозу для их жизни и здоровья.

И. Маммадов подал жалобу в Европейский Суд 25 февраля 2013 г., утверждая, в частности, что он был арестован и содержался в СИЗО без «обоснованных подозрений» в совершении уголовного преступления; что было нарушено его право на презумпцию невиновности; и что он подвергся преследованию за свои политические взгляды и угрозу, которую он представлял в качестве потенциального кандидата в президенты.

В марте 2014 года он был осужден и приговорен к семи годам лишения свободы.

В постановлении Палаты от 22 мая 2014 г. Европейский Суд признал, что имели место нарушения пункта 1 статьи 5 (право на свободу и безопасность), пункта 4 статьи 5 (право на рассмотрение судом заключения под стражу; пункта 2 статьи 6 (презумпция невиновности) и статьи 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) в связи со статьей 5 Конвенции. Европейский Суд также присудил заявителю 20 000 евро в качестве справедливой компенсации морального вреда.

Комитет Министров впервые рассмотрел данное дело в декабре 2014 года. Он принял ряд решений и одобрил предварительные резолюции, отметив, что согласно пункту 1 статьи 46 Конвенции государство-ответчик обязано принять меры индивидуального характера для прекращения нарушений, который были выявлены, и устранить их последствия, таким образом вернув И. Маммадова в положение, в котором он бы оказался, если его права не были нарушены (restitutio in integrum).

Комитет Министров особо отметил существенные нарушения в уголовном процессе, выявленные в заключениях Европейского Суда согласно статье 18 во взаимосвязи со статьей 5 Конвенции, и призвал незамедлительно и безусловно освободить И. Маммадова. Однако заявитель оставался в тюрьме в связи с предъявленными ему обвинениями.

В октябре 2017 года Комитет направил в адрес властей Азербайджана официальное уведомление, что, по его мнению, власти не смогли выполнить свои обязательства согласно Конвенции, что было первым шагом в процедуре нарушения обязательств, которая была введена в 2010 году в соответствии с пунктом 4 статьи 46 Конвенции. Вслед за данной процедурой Комитет Министров в декабре 2017 года передал вопрос в Европейский Суд в отношении выполнения властями Азербайджана своих обязательств в соответствии с пунктом 4 статьи 46 Конвенции.

И. Маммадов был освобожден условно в августе 2018 года. В марте 2019 года Верховный суд смягчил приговор, признав, что он полностью отбыл наказание и отменил условия его освобождения.

В ноябре 2017 года Европейский Суд признал, что суд над И. Маммадовым по тем же обвинениям, которые были оспорены в постановлении от 2014 года, также нарушил его права.

Поскольку это был первый раз, когда Европейский Суд рассматривает дело о нарушении обязательств властями государства – члена Совета Европы, он впервые определял свой подходы к рассмотрению настоящего дела. В частности, он отметил, что история подготовки Протокола № 14 к Конвенции, которым была введена данная мера, демонстрирует, что процедуры по пункту 4 статьи 46 Конвенции нацелены на совершенствование и ускорение исполнения постановлений Европейского Суда.

Европейский Суд признал, что требования статьи 46 Конвенции отражают принципы международного права, включая обязательство государства-ответчика достичь состояния restitutio in integrum в возможно короткие сроки и предотвратить похожие нарушения. Эти принципы содержались в Регламенте Комитета Министров, и механизм надзора, сейчас установленный статьей 46 Конвенции, предусматривает исчерпывающую основу для исполнения постановлений Европейского Суда, усиленную практикой Комитета Министров.

Роль Европейского Суда заключается не в подмене Комитета Министров в его надзорных функциях. Однако согласно пункту 4 статьи 46 Конвенции он должен принимать окончательное заключение по вопросу выполнения постановления. При этом он должен учитывать все сопутствующие факторы, включая заключения Комитета, позицию властей государства-ответчика и показания жертвы, и, таким образом, определить правовые обязательства, вытекающие из окончательного постановления. Такое постановление также должно учитывать ситуацию с исполнением постановления в момент передачи вопроса в Европейский Суд.

Комитет Министров широко трактует данный вопрос, однако Европейский Суд признал, по сути, что он концентрирует свое внимание на предполагаемой неспособности властей Азербайджана принять меры индивидуального характера для устранения выявленных Европейским Судом нарушений прав И. Маммадова в соответствии со статьей 18 во взаимосвязи со статьей 5 Конвенции. Таким образом, отсутствует необходимость подробно рассматривать иные элементы постановления, такие как справедливая компенсация, которую власти Азербайджана выплатили в декабре 2014 года, или меры общего характера.

Европейский Суд отметил, что в его постановлении четко не указано, какие именно меры индивидуального характера должны принять власти Азербайджана, но это не является решающим фактором. Вопрос состоял в том, соответствуют ли меры, принятые властями Азербайджана, заключениям и духу первого постановления по делу И. Маммадова, в котором Европейский Суд признал, что действия властей Азербайджана, нацеленные на предъявление спорных обвинений в отношении заявителя, были направлены на то, чтобы заставить его замолчать и наказать его за критику правительства.

Европейский Суд отметил, что выявленное нарушение статьи 18 во взаимосвязи со статьей 5 Конвенции лишило силы любое действие, вытекающее из предъявления обвинений.

Обязательство властей государства-ответчика состояло в достижении в возможно короткие сроки restitutio in integrum в связи с заключениями и духом постановления, которое предусматривало устранение негативных последствий неправомерных обвинений, включая освобождение И. Маммадова. Европейский Суд отметил, что с точки зрения властей Азербайджана, различные суды, в которых И. Маммадов оспаривал свое заключение, рассматривали вопросы, поднятые в первом постановлении по делу Маммадова. Власти Азербайджана также отметили, что И. Маммадов в итоге был освобожден в августе 2018 года.

Однако Европейский Суд признал, что к моменту, когда Комитет Министров начал процедуру нарушения обязательств в декабре 2017 года, стало ясно, что внутригосударственные процедуры не обеспечивают требования по исправлению ситуации. Так, апелляционный суд в 2016 году отклонил выявленные Страсбургом нарушения согласно подпункту «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции и не отметил обнаруженное нарушение статьи 18 во взаимосвязи со статьей 5 Конвенции.

Ни освобождение в марте 2018 года, ни постановление Верховного суда в марте 2019 года не обеспечили исправление ситуации, поскольку, как и в иных решениях азербайджанских судов, они поддерживали приговор, основанный на неправомерных обвинениях. В любом случае оба эти решения были приняты уже после передачи дела Комитетом Министров в Европейский Суд.

Европейский Суд отметил, что вся структура Конвенции основана на допущении, что власти государств-участников действуют добровольно. Права, гарантированные Конвенцией, основаны на практике и реально существуют, а не находятся в сфере иллюзий и теории.

Ограниченные шаги, предпринятые для реализации первого постановления по делу И. Маммадова, не дают возможности Европейскому Суду прийти к заключению, что власти Азербайджана действуют «добровольно» и в соответствии с «заключениями и духом» постановления или таким образом, который был обеспечивал практичную и эффективную защиту конвенционных прав, которые были признаны нарушенными в данном деле.

Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что власти Азербайджана не смогли выполнить свои обязательства согласно пункту 1 статьи 46 Конвенции по исполнению постановления по делу И. Маммадова.

Судьи Анна Юдковская, избранная от Украины, Паулу Пинту де Альбукерке, избранный от Португалии, Кшиштоф Войтычек, избранный от Польши, Дмитрий Дедов, избранный от Российской Федерации, Юлия Антоанелла Моток, избранная от Румынии, Алена Полачкова, избранная от Словацкой Республики, и Латиф Гусейнов, избранный от Азербайджана, выразили совместное особое мнение, а судьи Кшиштоф Войтычек и Юлия Антоанелла Моток дополнительно каждый выразили еще и отдельные особые мнения.




Возврат к списку