+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Изъятие дома заявительницы в связи с обвинением ее мужа: недостаточные процедурные гарантии против произвола

Дело «Бокова против Российской Федерации» (Bokova v. Russia) (жалоба № 27879/13) касалось наложения временного ареста, а затем и окончательного изъятия дома, который заявительница получила в наследство в 2003 году, по решению суда, который рассматривал дело и вынес приговор в отношении ее мужа по обвинению в мошенничестве.

Заявительница по делу – Ольга Владимировна Бокова – гражданка Российской Федерации, 1959 года рождения, проживающая в г. Москве. В январе 2011 года в отношении мужа заявительницы было заведено уголовное дело по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Спустя несколько месяцев на дом О.В. Боковой, полученный ею в наследство в 2003 году, был наложен временный арест, поскольку Басманный районный суд города Москвы имел подозрения, что некоторые средства, вложенные в этот дом, были получены в результате мошеннических действий. Заявительница обжаловала постановление об аресте, однако ее заявление было отклонено судами высших инстанций по той причине, что у них не было полномочий для определения суммы вложенных средств.

В мае 2012 года О.В. Бокова обратилась в Дмитровский городской суд (гражданский суд) о снятии ареста, утверждая, что дом является ее собственностью. Решением суда первой инстанции ее запрос был удовлетворен, поскольку суд решил, что дом является собственностью заявительницы, и снял арест. Однако Московский областной суд отменил это решение на основании того, что запросы о снятии ареста с имущества, наложенного в контексте расследования уголовного дела, не могут рассматриваться гражданскими судами.

В июне 2012 года муж О.В. Боковой и его соответчики были осуждены Никулинским районным судом города Москвы по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере и приговорены к тюремному заключению. Сумма ущерба в результате мошеннических действий была оценена в 9 828 719 долларов США. Суд постановил, что обвиняемые совместно и по отдельности должны выплатить данную сумму жертве мошенничества. В данном постановлении суд решил изъять дом О.В. Боковой, определив, что некоторые работы и усовершенствования были выполнены в тот период времени, когда муж заявительницы совершал противоправные действия. Однако суд не смог определить размер доходов, полученных преступным путем, которые были вложены в ремонт дома.

Жалобы на неправильное применение норм права, поданные О.В. Боковой и ее мужем, утверждавшими, что суд не смог определить размер доходов, полученных преступным путем, которые были вложены в ремонт дома, были отклонены в июле и октябре 2012 года. В итоге судья Верховного Суда Российской Федерации отказался передать жалобу О.В. Боковой на рассмотрение в Коллегию по уголовным делам, заявив, что она может отстаивать свои права в отношении дома в гражданских судах. В октябре 2012 года исполнительное производство по делу было завершено, и дом был оценен в 925 000 евро. По состоянию на апрель 2018 года постановление об изъятии дома не исполнено.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 1 апреля 2013 г. В постановлении Палаты от 16 апреля 2019 г. Европейский Суд единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) к Европейской конвенции по правам человека.

Европейский Суд постановил, что О.В. Бокова, унаследовавшая дом до начала преступной деятельности своего мужа, имела законные основания на требования оставить за собой хотя бы часть собственности, а именно ту часть дома, которая не была затронута инвестициями из средств, полученных преступным путем. Европейский Суд также решил, что постановление об изъятии собственности не сопровождалось достаточными процедурными гарантиями во избежание произвола, поскольку ни один из внутригосударственных судов не изучил размер средств, полученных преступным путем, инвестированных в дом, а также не дал возможности заявительнице представить свои доводы и защитить свои права в отношении части имущества.

Европейский Суд постановил, что само по себе признание нарушения является достаточной справедливой компенсацией морального вреда, причиненного О.В. Боковой. Кроме того, власти Российской Федерации должны выплатить заявительнице 3 660 евро в качестве компенсации судебных расходов.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Photo by Joss Woodhead on Unsplash



Возврат к списку