+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

ЕСПЧ: Соблюдение Швейцарией юрисдикционного иммунитета Республики Бурунди не привело к чрезмерному ограничению права заявительницы на доступ к суду

Постановление Европейского Суда по делу «Ндайегамие-Мпорамазина против Швейцарии» (Ndayegamiye-Mporamazina v. Switzerland) от 5 февраля 2019 г., жалоба № 16874/12.                   

Заявительницей по делу являлась Мари-Луиза Ндайегамие-Мпорамазина, гражданка Республики Бурунди, 1960 года рождения, проживавшая во Франции.

9 июня 1995 года заявительница поступила на работу в постоянное представительство Республики Бурунди при учреждениях Организации Объединенных Наций в г. Женеве в качестве секретаря по «трудовому договору, заключенному на основе местного законодательства». Документ указывал на то, что трудовой договор может быть продлен. С 1996 года заявительница, помимо выполнения обязанностей секретаря, отвечала за ведение бухгалтерского учета в постоянном представительстве. Во время отсутствия посла она с одобрения Министерства иностранных дел Республики Бурунди занималась текущими делами постоянного представительства; она также отвечала за консульские вопросы. В письме от 9 августа 2007 г. постоянное представительство информировало заявительницу о том, что оно решило не продлевать трудовой контракт с ней. 27 ноября 2007 года заявительница подала иск о несправедливом увольнении против Республики Бурунди в Суд по трудовым спорам Швейцарской Республики и кантона Женева. 

В своих представлениях от 5 марта 2008 года Республика Бурунди, в частности, утверждала, что отношения между сторонами охватываются дипломатическим иммунитетом. Кроме того, власти Бурунди утверждали, что заявительница не выполняла второстепенных обязанностей, что она получала более высокую заработную плату, чем зарплата дипломатов, занимающих соответствующие должности, и что, учитывая, что она имеет гражданство Бурунди и постоянно проживает во Франции, у нее мало связей с Швейцарией. В решении от 15 марта 2010 года Суд по трудовым спорам постановил, что заявительница не являлась дипломатом и выполняла задачи более низкого уровня. Суд по трудовым спорам отметил, что в трудовом договоре содержится положение, признающее местную юрисдикцию, и что, следовательно, отсутствуют основания предоставлять Бурунди иммунитет от юрисдикции. Суд по трудовым спорам обязал Республику Бурунди выплатить заявительнице 40 707 евро. Республика Бурунди подала апелляционную жалобу в вышестоящий суд. 18 апреля 2011 года суд вышестоящей инстанции отменил решение Суда по трудовым спорам от 15 марта 2010 г. и предоставил республике Бурунди юрисдикционный иммунитет. Суд добавил, что заявительница может без труда передать свое дело в соответствующие суды своей страны. Федеральный суд Швейцарии отклонил жалобу заявительницы, постановив, что Республика Бурунди может на законных основаниях пользоваться иммунитетом от юрисдикции. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 16 февраля 2012 года. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции (право на доступ к суду), заявительница жаловалась на то, что она была лишена права доступа к суду в силу юрисдикционного иммунитета, предоставленного Республике Бурунди. 

Европейский Суд отметил, что 16 апреля 2010 года Швейцария ратифицировала Конвенцию Организации Объединенных Наций от 2 декабря 2004 г. «О юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности», в которой признается общий принцип иммунитета государства и его собственности в отношении судов другого государства. 

Европейский Суд отметил, что трудовой договор заявительницы включал статью, касающуюся судебного разбирательства, которая, по мнению заявительницы, представляла собой предварительный отказ Республики Бурунди от юрисдикционного иммунитета. 

Европейский Суд счел, что предоставление иммунитета государству в гражданском судопроизводстве преследует законную цель в виде соблюдения международного права в целях поощрения вежливости и добрых отношений между государствами на основе уважения суверенитета каждого государства. Однако государство может отказаться от своего права на иммунитет в суде другого государства, в частности посредством договорных положений. Суд принял к сведению мнение заявительницы о том, что статья 8 ее трудового договора представляет собой предварительный отказ Республики Бурунди от юрисдикционного иммунитета.

Европейский Суд отметил, что Федеральный суд Швейцарии и суд, рассматривавший жалобу на решение Суда по трудовым спорам, удовлетворили ходатайство Республики Бурунди о предоставлении юрисдикционного иммунитета, который власти Республики Бурунди последовательно отстаивали на протяжении всего разбирательства. В общей сложности три внутригосударственных органа толковали пункт, изложенный в статье 8 трудового договора заявительницы, различными способами. Следовательно, Европейский Суд пришел к выводу о том, что это не договорная оговорка, четко и недвусмысленно заявляющая о намерении Республики Бурунди отказаться от своего юрисдикционного иммунитета, и Федеральный суд Швейцарии действительно мог предположить, что данная оговорка не является выражением ясного и недвусмысленного желания со стороны Республики Бурунди. Таким образом, поскольку в настоящем деле отсутствовал критерий явного согласия, изложенный в подпункте «b» пункта 1 статьи 7 Конвенции «О юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности», из этого следует, что Республика Бурунди не отказалась от своего юрисдикционного иммунитета. 

Наконец, Европейский Суд отметил, что у заявительницы были и другие средства правовой защиты. Республика Бурунди предоставила заверения в том, что, если суд, рассматривавший жалобу на решение Суда по трудовым спорам, применит юрисдикционный иммунитет, заявительница может обратиться в Административный суд г. Бужумбура (столица Бурунди), и что не будет каких-либо проблем с установленными законом ограничениями, поскольку обращение в швейцарский суд приостановило срок исковой давности. 

На основании вышеизложенного Европейский Суд счел, что швейцарские суды не отступили от принципов международного права, признанных в сфере юрисдикционных иммунитетов государств, и что ограничение права на доступ к суду заявительницы нельзя считать несоразмерным. 

Таким образом, в настоящем деле отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).



Возврат к списку