+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

ЕСПЧ установил нарушение права заявителя на презумпцию невиновности в связи с формулировкой, использованной в постановлении прокурора

Постановление Европейского Суда по делу «Стирманов против Российской Федерации» (Stirmanov v. Russia) от 29 января 2019 г., жалоба № 31816/08.

Заявителем по делу являлся гражданин Российской Федерации Роберт Стирманов, 1937 года рождения, проживающий в г. Архангельске.

В апреле 2005 года директор государственной компании Л. подал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении заявителя, который в то время был председателем комиссии по урегулированию споров компании, обвинив его в превышении должностных полномочий. Л. утверждал, что в мае 2003 года заявитель принял решение, касавшееся выплаты заработной платы отдельным сотрудникам, в нарушение применимой процедуры. Л. ходатайствовал о том, чтобы прокурор возбудил уголовное дело в отношении заявителя за «произвольные противоправные действия». 

4 августа 2005 года прокурор отказался начать расследование в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. 11 октября 2005 года суд отменил постановление прокурора на том основании, что уголовное производство может быть прекращено в связи с истечением срока давности только с согласия лица, в отношении которого должно быть проведено расследование.

24 ноября 2005 года прокурор допросил заявителя, который отказался давать показания по существу в связи с инкриминируемыми ему действиями, но и не согласился с прекращением разбирательства. Прокурор вновь отказался возбуждать уголовное дело, и заявитель обжаловал это постановление.

24 апреля 2006 года прокурор вынес новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Заявитель не был уведомлен об этом постановлении. В письме от 10 января 2008 г. прокурор проинформировал заявителя о том, что закон не требует от органов прокуратуры информировать лицо, в отношении которого должно быть проведено расследование, об отказе в возбуждении уголовного дела, решение о котором было принято в результате процедуры предварительного расследования.

Заявитель обратился в суд с требованием об отмене постановления прокурора. Его требование было отклонено, заявитель обжаловал данное решение, указывая, в частности, на то, что он был признан фактически виновным в совершении преступления в несудебном порядке из-за формулировок, использованных прокурором в своих постановлениях. Архангельский областной суд отклонил его жалобу.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 4 июня 2008 г. Ссылаясь на пункт 2 статьи 6 Конвенции (презумпция невиновности), заявитель жаловался на нарушение принципа презумпции невиновности относительно постановления, вынесенного прокурором 24 апреля 2006 г. Он также жаловался на то, что суды, рассматривавшие его жалобу об отмене этого постановления, не смогли исправить предполагаемое нарушение.

Европейский Суд отметил, что заявитель не был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 330 Уголовного кодекса Российской Федерации. В суде не было представлено каких-либо доказательств или проведено каких-либо слушаний, чтобы суд мог выносить решение по существу дела.

Однако Европейский Суд отметил, что формулировки, в которых было составлено постановление прокурора от 24 апреля 2006 г., не оставляли каких-либо сомнений в его мнении о том, что заявитель был виновен. Прокурор неоднократно однозначно указывал, что заявитель «совершил преступление, предусмотренное пунктом 1 статьи 330 Уголовного кодекса Российской Федерации». Суд установил, что используемые термины явно выходили за рамки простого заявления прокурора о подозрении причастности заявителя.

Районный суд и Архангельский областной суд отклонили жалобы заявителя, не отменив постановление от 24 апреля 2006 г., хотя заявитель прямо жаловался на нарушение его права считаться невиновным.

Заявитель утверждал, что сотрудники компании, в которой он был председателем комиссии по урегулированию споров, были проинформированы об указанном постановлении от 24 апреля 2006 г., и это нанесло ущерб его репутации. Этих обстоятельств достаточно для Суда, чтобы сделать вывод о том, что мотивировка в постановлении от 24 апреля 2006 г., подтвержденная судами, нарушила принцип презумпции невиновности. Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).

Европейский Суд обязал власти Российской Федерации выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 500 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек.



Возврат к списку