+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Постановление суда в отношении психиатрического лечения, которое должно было быть обеспечено человеку, находящемуся в принудительной изоляции с 2004 года

Дело касалось вопроса психиатрической помощи, необходимой для сексуального маньяка, который находился в принудительной изоляции с 2004 года по причине угрозы, которую он представляет, и законности его содержания.

В Постановлении Большой Палаты от 31 января 2019 г. по делу «Рооман против Бельгии» (Rooman v. Belgium) (жалоба № 18052/11) Европейский Суд по правам человека постановил:

- шестнадцатью голосами против одного, что с начала 2004 года по август 2017 года имело место нарушение статьи 3 (запрет на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение) Европейской конвенции по правам человека, и четырнадцатью голосами против трех, что с августа 2017 года по настоящее время отсутствует нарушение статьи 3 Конвенции;

- единогласно, что с начала 2004 года по август 2017 года имело место нарушение статьи 5 (право на свободу и безопасность) Конвенции; и десятью голосами против семи, что с августа 2017 года по настоящее время отсутствовало нарушение статьи 5 Конвенции.

Заявителем по делу являлся Рене Рооман, гражданин Бельгии 1954 года рождения, который содержался в учреждении социальной защиты населения г. Паифв, Бельгия.

В 1997 году Р. Рооман был обвинен среди прочего в краже, нападении с целью совершения действий сексуального характера на лицо младше 16 лет и изнасиловании лица младше 10 лет. Срок заключения за совершенные преступления должен был истечь 20 февраля 2004 г., но Р. Рооману в ходе его заключения были предъявлены новые обвинения. В июне 2003 года Суд первой инстанции г. Льеж, Бельгия, постановил, что заключенный должен быть помещен в принудительную изоляцию, и в январе 2004 года он был направлен в учреждение социальной защиты населения г. Паифв, Бельгия.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 1 марта 2011 г. В постановлении Палаты от 18 июля 2017 г. Европейский Суд единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, и шестью голосами против одного, что отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

16 октября 2017 г. Р. Роман направил ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате в соответствии со статьей 43 Конвенции, и 11 декабря 2017 г. коллегия Большой Палаты приняла запрос на рассмотрение дела.

В отношении статьи 3 Конвенции Европейский Суд признал, в частности, что властям Бельгии не удалось обеспечить оказание медицинской помощи Р. Рооману с начала 2004 года по август 2017 года и что продолжительное содержание без надежды на какие-либо изменения и без необходимой медицинской поддержки в течение 13 лет привело его к невыносимым страданиям, которые привели к возрастающему расстройству, связанному с неизбежным страданием, присущим изоляции. Однако Европейский Суд признал, что с августа 2017 года власти проявляли неподдельное желание исправить ситуацию, в которой оказался Р. Рооман, принимая необходимые меры, таким образом, что грань жестокости, чтобы признать нарушение статьи 3 Конвенции, не была достигнута.

В отношении статьи 5 Конвенции Европейский Суд решил развить принципы правоприменения в отношении данного случая и разъяснить значение обязательства властей обеспечить медицинской помощью лиц, находящихся в принудительной изоляции. Европейский Суд также постановил, что лишение Р. Роомана свободы на протяжении всего периода с начала 2004 года до августа 2017 года проводилось не в предназначенном для этого месте, которое не было в состоянии обеспечить его медицинской помощью в соответствии с состоянием заключенного, как это предусмотрено пунктом 1 статьи 5 Конвенции. Для сравнения Европейский Суд отметил, что соответствующие органы сделали необходимые выводы из постановления Палаты от 18 июля 2017 г. и предоставили заключенному необходимую медицинскую помощь в полном объеме, что привело к выводу об отсутствии нарушения положений указанной статьи в период с августа 2017 года.

Европейский Суд пятнадцатью голосами против двух постановил, что правительство Бельгии должно выплатить заявителю 32 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Судья Пауль Лемменс, избранный от Бельгии, выразил частично совпадающее, частично особое мнение. Судья Ангелика Нуссбергер, избранная от Германии, выразила частично особое мнение. Судьи Ксения Туркович, избранная от Хорватии, Дмитрий Дедов, избранный от Российской Федерации, Юлия Антоанелла Моток, избранная от Румынии, Карло Ранзони, избранный от Лихтенштейна, Марко Бошняк, избранный от Словении, и Ладо Чантурия, избранный от Грузии, выразили совместное частично особое мнение. Судья Георгий Сергидес, избранный от Республики Кипр, выразил частично особое мнение.



Возврат к списку