+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Обвинительный приговор по делу о взяточничестве двум заявителям из Сан-Марино, вопреки их утверждениям, был основан на законе

Постановление Европейского Суда по делу «Берарди и Муларони против Сан-Марино» (Berardi and Mularoni v. San Marino) от 10 января 2019 г., жалобы №№ 24705/16 и 24818/16.

Заявителями по делу являлись Паоло Берарди и Давиде Муларони – граждане Сан-Марино, 1963 и 1965 года рождения, проживающие в г. Догане и г. Фаэтано (Сан-Марино), соответственно. 

В 2008 году в Уголовный кодекс Сан-Марино были внесены поправки с целью обновления законодательства о борьбе со взяточничеством. 

В 2011 году парламент создал комиссию по расследованию организованной преступности в Сан-Марино. Он поручил комиссии расследовать, среди прочего, возможное существование сговора между политиками и компанией «Ф.», которая может быть связана с Б. – нотариусом и юристом по профессии. 

В декабре 2012 года заявителям, наряду с некоторыми другими лицами, были предъявлены обвинения во взяточничестве. Их обвиняли в получении взяток от различных строительных компаний в обмен на то, чтобы они не проводили инспекции по проверке безопасности строительных работ и не наказывали компании за имевшиеся нарушения. В сентябре 2014 года заявители были признаны виновными. Судья первой инстанции приговорил каждого из них к пяти с половиной годам лишения свободы, запретил занимать государственные должности сроком на четыре года и оштрафовал на 25 000 евро. 

В начале 2015 года заявители подали апелляционные жалобы. В частности, они утверждали, что до 2008 года в Сан-Марино не существовало закона, криминализирующего принятие денег в обмен на бездействие. Они утверждали, что в соответствии с принципом «нет преступления без указания на то в законе» (nullem crimen sine lege) им не может быть вынесен приговор за преступление, которого не существовало на момент оспариваемых ими действий. Таким образом, они не могут быть признаны виновными в получении денег, которые были приняты ими в обмен на неисполнение определенных обязанностей до внесения в 2008 году поправок в Уголовный кодекс Сан Марино. 

Судья по уголовным делам, рассматривавший данное дело в рамках апелляционной инстанции, оставил в силе решение суда первой инстанции, лишь несколько изменив приговор. Судья постановил, что тот факт, что заявители приняли деньги в обмен на отказ от осуществления своих дискреционных полномочий или в обмен на их неосуществление должным образом, означает, что они действительно совершали действия, противоречащие их обязанностям, что является преступлением, уже предусмотренным на момент совершения соответствующих действий. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 26 апреля 2016 года.

Ссылаясь на пункт 1 статьи 7 Конвенции (нет наказания без закона), заявители жаловались на то, что они были признаны виновными во взяточничестве в соответствии с положениями Уголовного кодекса, которые якобы не имели силу на момент совершения соответствующих действий. Таким образом, закон, по их мнению, применялся ретроактивно в ущерб их интересам и в нарушение их прав. 

Европейский Суд должен был решить, было ли законодательство Сан Марино сформулировано таким образом, чтобы заявители могли разумно полагать, что их действия повлекут за собой уголовную ответственность в том виде, как они ее впоследствии понесли. Для этого Суд должен был ответить на два вопроса: во-первых, действовало ли в момент совершения заявителями деяний, за которые они впоследствии были осуждены, какое-либо правовое положение, предусматривающее наказание за эти деяния; и, во-вторых, превысило ли назначенное наказание пределы, установленные каким-либо таким положением. 

Европейский Суд подчеркнул, что уголовно-правовая классификация деяний заявителей является задачей внутригосударственных судов. Вместе с тем Суду надлежит изучить вопрос о том, существует ли надлежащая правовая основа для осуждения заявителей и совместимо ли решение, принятое соответствующими судами Сан-Марино, со статьей 7 Конвенции. 

В рассматриваемом деле суды всех уровней пришли к выводу о том, что преступное поведение заявителей представляет собой действия, противоречащие их должностным обязанностям, что, по мнению Европейского Суда, является разумной оценкой. 

Европейский Суд постановил, что на момент совершения заявителями оспариваемых действий в силе действительно было правовое положение, которое предусматривало наказание за такие действия. Еще до внесения изменений в закон о взяточничестве в 2008 году в Уголовный кодекс уже было включено преступление в виде получения государственным служащим денег в обмен на действия, противоречащие его должностным обязанностям. Назначенное наказание соответствует этому положению.

Суд отклонил довод заявителей о том, что отсутствие каких-либо прецедентов, обусловленное тем фактом, что это было первое уголовное производство в Сан-Марино по делу о взяточничестве, сделало толкование судами преступления в виде взяточничества непредвиденным на момент их действий. Европейский Суд счел, что последствия решения заявителей действовать вопреки своим служебным обязанностям можно было предвидеть не только с помощью юридических консультаций, но и в силу здравого смысла. 

Европейский Суд пришел к выводу об отсутствии нарушения статьи 7 Конвенции.



Возврат к списку