+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Закон об отбывании наказания в тюрьме, запретивший заключенным мужского пола присутствовать на похоронах отца, приводит к дискриминации по признаку пола

Постановление Европейского Суда по делу «Эцис против Латвии» (Ēcis v. Latvia) от 10 января 2019 г., жалоба № 12879/09.

Заявителем по делу являлся Мартиньш Эцис – гражданин Латвии, 1981 года рождения, проживающий в Вентспилсском районе (Латвия).

В 2001 году заявитель был приговорен к 20 годам лишения свободы за похищение, убийство при отягчающих обстоятельствах и вымогательство. В соответствии с законодательством Латвии он начал отбывать наказание в 2002 году как заключенный, к которому применялся строгий режим в тюрьме закрытого типа. Позднее он продолжил отбывать наказание в рамках общего режима в том же учреждении.

В 2008 году заявитель пожаловался властям на то, что заключенные мужского и женского пола, осужденные за одни и те же преступления и приговоренные к одному и тому же сроку тюремного заключения, при отбывании наказания имеют различное положение. В частности, женщины первоначально помещались в частично закрытые тюрьмы, а не в закрытые тюрьмы, что позволяло им быстрее получать определенные привилегии, такие как право на «тюремный отпуск». 

Министерство юстиции отклонило его жалобу, сославшись на Уголовно-исполнительный кодекс и на тот факт, что законодательный орган постановил, что к мужчинам и женщинам следует относиться по-разному, когда речь идет об исполнении приговоров в виде тюремного заключения. Какой-либо дискриминации не существует, поскольку права как мужчин, так и женщин ограничены и они в равной мере лишены свободы. 

В 2008 году заявитель подал в Конституционный суд Латвии три жалобы о предполагаемой дискриминации в отношении заключенных-мужчин, поскольку по закону женщинам, совершившим аналогичные преступления и отбывавшим такое же наказание, предоставлялись более мягкие условия. 

Конституционный суд отказал в рассмотрении всех жалоб на основании недостаточной правовой аргументации. В частности, было установлено, что заявитель не уточнил, почему нельзя допускать различия в правовом обращении с мужчинами и женщинами и почему заключенные мужского и женского пола, осужденные за одни и те же преступления, находятся в сопоставимых ситуациях. 

В третьей конституционной жалобе, поданной в октябре 2008 года, заявитель утверждал, в частности, что ему не было разрешено присутствовать на похоронах своего отца, в то время как женщинам, отбывавшим наказание, такое право было бы предоставлено. 

Заявитель жаловался на то, что к мужчинам и женщинам, осужденным за одно и то же преступление, применялись различные правила, когда речь шла о тюремном режиме, в частности в отношении права на «тюремный отпуск»; это означало, что заявитель не смог присутствовать на похоронах своего отца. Заявитель ссылался на статью 14 Конвенции (запрещение дискриминации) в сочетании со статьей 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статью 10 (свобода выражения мнения). 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 12 декабря 2008 г. 

Европейский Суд решил рассмотреть дело в соответствии со статьей 14 Конвенции в совокупности со статьей 8 Конвенции. Он также отклонил предварительное возражение властей государства-ответчика о том, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты. В частности, при отклонении третьей жалобы заявителя Конституционный суд по крайней мере частично выразил свою позицию по существу жалобы. 

По существу Европейский Суд отметил, что он последовательно утверждал, что статья 14 Конвенции может быть нарушена, если к лицу, находящемуся в аналогичном или сопоставимом положении, применяются иные правила. Так было в деле заявителя, которое касалось применения тюремных режимов к мужчинам и женщинам, осужденным за тяжкие или особо тяжкие преступления, и влияния данных режимов на семейную жизнь заключенных. 

Не все различия в обращении нарушают статью 14 Конвенции, но для того, чтобы не имело место нарушение, должна быть законная цель, а используемые средства должны быть пропорциональны данной цели. 

Власти государства-ответчика утверждали, что неодинаковое обращение с мужчинами и женщинами в тюрьмах оправдано тем фактом, что женщины-заключенные имеют особые потребности. Европейский Суд частично согласился с этим аргументом, особенно в том, что касается материнства. Тем не менее любые меры должны быть пропорциональными. 

Европейский Суд отметил, что в соответствии с уголовно-исполнительным кодексом заявителю не разрешили присутствовать на похоронах отца, поскольку заявитель отбывал наказание в тюрьме, где к нему в соответствующее время применялся строгий режим. Какие-либо другие соображения не были приняты во внимание при отказе соответствующих органов власти в выезде заявителя из тюрьмы. Однако женщина, осужденная за те же преступления, будет автоматически помещена в частично закрытую тюрьму и, отбыв такой же срок наказания и имея такой же режим, будет иметь право на «тюремный отпуск». 

Власти государства-ответчика утверждали, что женщины-заключенные менее склонны к насилию, но не подкрепили этот аргумент каким-либо конкретными данными. В любом случае Суд не может согласиться с тем, что все заключенные-мужчины настолько опасны, что нет необходимости в проведении индивидуальной оценки риска. 

Кроме того, Комитет по предупреждению пыток подверг критике латвийскую систему установления заранее определенных минимальных сроков в рамках применения различных режимов отбывания наказания в тюрьмах, заявив, что решение о таких мерах должно приниматься тюремными властями на основе установленных критериев и индивидуальных оценок заключенных. 

Европейский Суд разделяет мнение властей государства-ответчика о том, что женщины-заключенные не должны сталкиваться с условиями содержания в тюрьмах, которые являются более жесткими, чем это необходимо, но то же самое относится и к мужчинам. Хотя статья 8 Конвенции не гарантирует право на «тюремный отпуск» для участия в похоронах родственников, внутригосударственные органы власти по-прежнему должны оценивать такие ходатайства по существу. Кроме того, в европейской тюремной политике все большее внимание уделяется реабилитации, причем семейные узы играют важную роль в содействии реинтеграции как мужчин, так и женщин. 

Европейский Суд пришел к выводу о том, что, хотя некоторые различия в обращении могут быть оправданы, полный запрет на выезд мужчин из тюрьмы даже для участия в похоронах не способствует достижению цели удовлетворения особых потребностей женщин-заключенных. Отказ оценить ходатайство заявителя о посещении похорон отца в связи с тюремным режимом, основанным на половой принадлежности заявителя, не имел объективного и разумного оправдания, и поэтому заявитель подвергся дискриминации, что привело к нарушению его конвенционных прав. 

Европейский Суд пятью голосами против двух обязал выплатить заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда. 

Судьи Й. Грозев (избранный от Болгарии) и Ш. О'Лири (избранная от Ирландии) выразили совместное особое мнение.



Возврат к списку