+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Частичное лишение родительских прав и изъятие детей у родителей после отказа в направлении своих детей в школу не нарушало статью 8 Конвенции

Постановление Европейского Суда по делу «Вундерлих против Германии» (Wunderlich v. Germany) от 10 января 2019 г., жалоба № 18925/15. 

Заявителями по делу – Петра Вундерлих и Дирк Вундерлих, граждане Германии, 1967 и 1966 годов рождения соответственно. Они являются родителями четырех детей, родившихся в период 1999–2005 годов.

В 2005 году заявители отказались оформить свою старшую дочь в школу. В отношении них были наложены штрафы и возбуждены уголовные дела за несоблюдение правил обязательного школьного обучения. Они заплатили штрафы, но не отправили свою дочь в школу. С 2008 по 2011 год заявители проживали с детьми за рубежом. Они вернулись в Германию в 2011 году, но снова не оформили своих детей в какую-либо школу.

Письмом от 13 июля 2012 года управление образования Германии при поддержке управления по делам молодежи проинформировало суд по семейным делам о том, что заявители сознательно и упорно отказываются отправлять своих детей в школу, тем самым ставя под угрозу наилучшие интересы детей, растущих в «параллельном мире». Через два месяца суд по семейным делам г. Дармштадта отменил право заявителей определять место жительства своих детей, а также право принимать решения по школьным вопросам и передал эти права управлению по делам молодежи. Германский суд также предписал заявителям передать своих детей в управление по делам молодежи для обеспечения соблюдения правил обязательного школьного обучения. В частности, было установлено, что отказ родителей направить своих детей в школу не позволяет детям стать частью общества и овладеть различными социальными навыками, например, толерантностью.

В период с 2012 по 2013 год попытки управления по делам молодежи провести оценку уровня успеваемости детей несколько раз терпели неудачу.

В апреле 2013 года Апелляционный суд г. Франкфурта-на-Майне отклонил апелляционную жалобу родителей на решение суда по семейным делам. Апелляционный суд счел, что существовала конкретная опасность для обеспечения наилучших интересов детей, поскольку образование, которое они получают от своих родителей, не может рассматриваться в качестве замены посещения школы. В октябре 2014 года Федеральный Конституционный суд Германии отказался принять конституционную жалобу заявителей для рассмотрения по существу.

Дети были помещены в детский дом на три недели в период с августа по сентябрь 2013 года. Они посещали школу с 2013 по 2014 год. В июне 2014 года заявители забрали своих детей из школы. Два месяца спустя, в ходе параллельного разбирательства, Апелляционный суд г. Франкфурта-на-Майне вернул заявителям право определять место жительства детей, отметив, в частности, что оценка уровня успеваемости показала, что уровень знаний детей не вызывает тревогу и что в отличие от августа 2013 года отсутствует какая-либо опасность для физической неприкосновенности детей со стороны их отца. Однако Апелляционный суд подчеркнул, что это решение не следует понимать как разрешение на обучение детей дома. 

Ссылаясь на статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), заявители жаловались на решение германских властей лишить их части родительских прав, передав их в управление по делам молодежи. В частности, заявители жаловались на насильственное изъятие детей и помещение их в детский дом на три недели.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 16 апреля 2015 года. 

Европейский Суд в своем Постановлении отметил, что стороны согласились с тем, что частичное лишение родительских прав, передача этих прав в управление по делам молодежи и приведение в исполнение решения об изъятии детей заявителей и помещение их детей в детский дом на три недели представляли собой вмешательство в права заявителей на уважение семейной жизни по смыслу статьи 8 Конвенции. 

Европейский Суд пришел к выводу о том, что обеспечение обязательного посещения школы в целях обеспечения интеграции детей в общество является веской причиной для оправдания частичного лишения родительских прав. По мнению Суда, у органов власти Германии были основания полагать, что заявители подвергали опасности своих детей, не отправляя их в школу и удерживая их в «симбиотической» семейной системе. Исходя из имеющейся на тот момент информации, органы власти обоснованно полагали, что дети находились в изоляции, не имели контактов ни с кем за пределами семьи и что существовала опасность для их физической неприкосновенности. Европейский Суд указал, что причиной отсутствия более существенной информации являлось противодействие заявителей проведению оценки успеваемости детей до их изъятия. 

Что касается процессуальных требований, то Суд отметил, что он удовлетворен тем, что заявители, у которых был адвокат, имели возможность представить все свои аргументы против временного и частичного лишения их родительских прав. 

Европейский Суд отметил, что суды Германии подробно обосновали неприменение менее жестких мер, чем меры, связанные с изъятием детей. В этой связи Суд отметил, что даже прежние административные штрафы не изменили позицию заявителей, выражавшуюся в отказе направить своих детей в школу. Поскольку дети были возвращены родителям после проведения оценки успеваемости и после того, как они согласились отправить своих детей в школу, фактическое изъятие детей продолжалось не дольше, чем это было необходимо, и не было осуществлено особенно неприятным образом. 

Таким образом, вышеизложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Суд мог сделать вывод о наличии «соответствующих и достаточных» причин для отмены некоторых прав родителей и временного изъятия детей из их семейного дома. Органы власти Германии установили справедливый баланс между наилучшими интересами детей и интересами заявителей, что не выходит за рамки их поля усмотрения. 

Соответственно, какое-либо нарушение статьи 8 Конвенции отсутствовало.



Возврат к списку