+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Высылка заявителя в Турцию после признания его виновным в совершении ряда преступлений не нарушала положения статьи 8 Конвенции

Постановление Европейского Суда по делу «Джабуджак против Германии» (Cabucak v. Germany) от 20 декабря 2018 г., жалоба № 18706/16.

Заявителем по делу являлся Юнус Джабуджак, гражданин Турции, родившийся в 1980 году в г. Нойштадте (Вайнштрассе) и проживающий в г. Шпайер (Германия). В январе 1996 года заявитель получил постоянный вид на жительство в Германии. С 1996 по 2010 год он неоднократно признавался виновным в совершении различных преступлений, связанных с наркотиками. В частности, в 2010 году он был приговорен к четырем годам и трем месяцам лишения свободы. В этот период он прошел несколько терапевтических курсов лечения от наркотической зависимости.

В июле 2002 года компетентный орган г. Нойштадта распорядился о высылке заявителя в Турцию, сославшись на предыдущие судимости заявителя. Ходатайство заявителя об административном пересмотре решения о высылке было отклонено, как и его апелляционная жалоба в Административный суд г. Нойштадта. Однако в январе 2005 года Апелляционный административный суд земли Рейнланд-Пфальц отменил решение Административного суда, поскольку заявитель имел право на проживание, еще не прошел курс лечения, на который он был согласен, и имелись смягчающие обстоятельства, состоявшие в том, что его мать была убита его отцом в 1982 году, проживающим в настоящий момент в Турции.

В 2008 году органы власти вновь распорядились о высылке заявителя в Турцию. Заявитель вновь оспорил указанное решение. В мае 2014 года Административный суд постановил, что соответствующие органы власти правильно установили, что заявитель представлял опасность, ссылаясь на его частые отказы пройти курс лечения от наркотической зависимости и на то, что он, вероятно, совершит уголовные преступления вновь. Кроме того, суд подчеркнул, что, несмотря на наличие у заявителя дочери от гражданки Германии, он проживал с ней всего несколько месяцев после ее рождения, и что контакты между заявителем и его дочерью стали нечастыми после того, как мать дочери заявителя родила второго ребенка от другого мужчины. Германский суд также счел, что заявитель испытывал трудности в экономической и социальной интеграции.

Апелляционная жалоба была отклонена 25 марта 2015 г. Федеральный конституционный суд Германии не принял к производству конституционную жалобу заявителя.

Попытка депортировать заявителя в октябре 2015 года была безуспешной, поскольку заявитель не имел действительного паспорта. В декабре 2015 года ему было предоставлено временное разрешение на пребывание в ожидании рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища. Какая-либо информация о текущем состоянии этих разбирательств отсутствует.

Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявитель жаловался на решение о высылке, утверждая, что оно представляет собой вмешательство в его частную и семейную жизнь.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 5 апреля 2016 г.

Европейский Суд счел, что, хотя высылка заявителя представляла собой вмешательство в его семейную жизнь, поскольку в Германии у него была дочь, это вмешательство было «необходимо в демократическом обществе», а именно, в интересах общественной безопасности и для предотвращения беспорядков или совершения преступлений.

Европейский Суд, в частности, отметил, что в период между 1996 и 2010 годами заявитель был признан виновным в совершении большого количества тяжких преступлений, связанных с наркотиками. Характер и серьезность преступлений, а также тот факт, что заявитель совершил, по крайней мере, значительную часть своих преступлений уже будучи подлежащим уголовной ответственности (то есть во взрослом возрасте), исключают рассмотрение данных преступлений в качестве простых примеров преступности среди несовершеннолетних. Следует также принять во внимание тот факт, что заявитель продолжал совершать преступления даже после того, как впервые в 2002 году встал вопрос о его высылке.

Изменения в поведении заявителя в период после 2009 года, которые включали в себя получение им среднего образования и попытки решения возникших психологических проблем, не оправдывали вывод о том, что больше не существовало риска повторного совершения им нового преступления.

Что касается семейной жизни заявителя, то Европейский Суд отметил, что заявитель проживал совместно со своей дочерью только в течение короткого периода времени – около двух месяцев, прошедших между рождением дочери в сентябре 2009 года и его арестом в ноябре 2009 года. Суд также отметил, что хотя заявитель имел тесные связи с Германией, родился и прожил там всю свою жизнь, он по-прежнему испытывал трудности в устойчивой интеграции, в частности в том, что касается отсутствия у него профессиональной подготовки. Суд согласился с оценкой германских судов в том, что заявитель имел прочные социальные, культурные и семейные связи с Турцией, учитывая, что он хорошо владел языком и был знаком с условиями жизни в Турции, хотя посещал Турцию только дважды, когда был ребенком. Наконец, Суд признал, что хотя заявитель страдал от психологической травмы, вызванной тем, что отец убил его мать, он, тем не менее, не смог обосновать свое утверждение о том, что он не может продолжить лечение в Турции и что высылка значительно увеличивает риск дальнейшего развития этой травмы.

Поэтому, учитывая тяжесть совершенных заявителем преступлений, связанных с наркотиками, и учитывая суверенное право государств-членов контролировать проживание иностранных граждан на своей территории, Суд счел, что вмешательство в деле заявителя основывалось на соответствующих и достаточных основаниях. Таким образом, отсутствовало нарушение статьи 8 Конвенции.



Возврат к списку