+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Российские органы власти предприняли все соответствующие меры в ситуации трагической смерти трехлетнего ребенка

Решение Европейского Суда по делу «Плотников против Российской Федерации» (Plotnikov v. Russia) от 20 декабря 2018 г., жалоба № 74971/10.

Заявителем по делу являлся Сергей Николаевич Плотников, гражданин Российской Федерации, проживающий в г. Абакане.

Дочь заявителя, В., родилась в 2005 году, заболела менингитом и умерла в конце мая 2008 года. Заявитель и его жена узнали, что еще один мальчик из детского сада, который посещала В., был несколькими днями ранее также госпитализирован и позднее ему был поставлен тот же диагноз. Мальчик умер в начале июня 2008 года.

Органы власти начали расследование в отношении Ш, заведующей детским садом, из-за проявленной халатности при отягчающих обстоятельствах, в частности из-за того, что она якобы не предупредила медицинских работников и родителей детей, посещающих детский сад, об инфекции и не предприняла каких-либо мер по закрытию детского сада. 

Расследование, которое включало в себя сбор экспертных заключений, а также показаний работников детского сада и врачей, продолжалось год, но было прекращено в июне 2009 года. Следователь установил, что в действиях заведующей отсутствовал состав какого-либо преступления. После того, как дочь заявителя заболела, она получила соответствующее медицинское лечение, а заведующая Ш. соблюдала в своей деятельности соответствующие правила и положения. Фактически заведующая при принятии решения о закрытии детского сада опередила официальное уведомление соответствующих органов власти. 

Заявитель обжаловал решение следователя о прекращении расследования в суд, однако Абаканский городской суд и Верховный суд Республики Хакасия в 2010 году оставили в силе оспариваемое решение следователя. Суды, в частности, пришли, к выводу о том, что расследование было тщательным, точно установило обстоятельства дела и что решение о прекращении расследования в отношении Ш. являлось оправданным. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 25 ноября 2010 г. 

Заявитель жаловался на то, что неспособность руководства детского сада закрыть учреждение сразу после того, как один из детей был помещен в больницу, привела к тому, что его дочь заразилась инфекционным заболеванием и умерла, и, следовательно, государство не выполнило свое обязательство по статье 2 Конвенции (право на жизнь). 

Ссылаясь на статью 2 Конвенции в сочетании со статьей 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), заявитель жаловался на то, что расследование по уголовному делу не было эффективным и что решение о закрытии уголовного дела в отношении заведующей детского сада было незаконным. Заявитель также утверждал, что он не располагал какими-либо эффективными средствами правовой защиты в этой связи. 

Европейский Суд напомнил, что обязательство гарантировать право на жизнь требует от властей принятия надлежащих мер в тех случаях, когда они знали или должны были знать о существовании реальной и непосредственной опасности для жизни того или иного лица, и когда эти меры находятся в пределах их полномочий и можно разумно ожидать, что они предотвратят такую опасность. 

Однако Суд счел, что в данном деле соответствующими органами власти были приняты надлежащие меры. Расследование было начато через три дня после смерти дочери заявителя, в тот самый день, когда скончался мальчик, посещавший тот же детский сад. Расследование продлилось год, было тщательным и подробным, включало в себя допросы свидетелей и различные углубленные лабораторные исследования биологического материала. Полученные доказательства побудили следователя прекратить уголовное дело в отношении Ш. после заключения о том, что она не пренебрегала своими профессиональными обязанностями и, таким образом, не была виновна ни в одной из произошедших смертей. 

Европейский Суд отметил, что обязательство властей в отношении права на жизнь также требует наличия эффективной независимой судебной системы, которая позволяет: а) устанавливать факты; б) привлекать виновных лиц к ответственности и с) предоставлять жертвам соответствующую компенсацию. Суд пришел к выводу о том, что на основании представленных доказательств ничто не указывает на то, что органы власти не проявили достаточной осмотрительности и эффективности в расследовании обстоятельств смерти дочери заявителя. Также ничто не свидетельствует о том, что власти не предприняли важных шагов для установления соответствующих фактов. 

Кроме того, заявитель имел статус потерпевшего в процессе оспаривания решения следователя. Его жалобы рассматривались на двух уровнях юрисдикции, и российские суды пришли к выводу о том, что расследование было тщательным и точным. Действительно, заявитель не указал, какие еще дополнительные меры могли бы быть предприняты властями. 

Европейский Суд пришел к выводу, что, хотя обстоятельства дела были трагическими, власти приняли надлежащие меры для защиты жизни дочери заявителя. Суд счел его жалобу явно необоснованной и поэтому неприемлемой для рассмотрения по существу.



Возврат к списку