+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Нарушение прав заявителя (добросовестного приобретателя), который в течение длительного периода времени не мог продать свой автомобиль из-за отказа инспекции в снятии с учета автомобиля по месту регистрации

Постановление Европейского Суда по делу «Арутюнов против Российской Федерации» (Arutyunov v. Russia) от 18 декабря 2018 г., жалоба № 5552/06. 

Заявителем по делу являлся гражданин Российской Федерации Олег Амаякович Арутюнов, 1959 года рождения, проживающий в г. Черноголовке (Московская область). 

Жалоба заявителя была подана в связи с тем, что он не мог продать и иным образом распоряжаться своим автомобилем в течение нескольких лет из-за отказа госинспекции по безопасности дорожного движения в снятии с учета автомобиля по месту регистрации якобы по причине того, что двигатель автомобиля числился в угоне.  

В 1998 году заявитель купил подержанное транспортное средство и зарегистрировал его. 

В сентябре 2003 года заявитель заключил договор купли-продажи своего автомобиля на сумму около 857 евро. Впоследствии он ходатайствовал о том, чтобы инспекция сняла его автомобиль с учета по месту регистрации, так как это было необходимо для того, чтобы новый владелец мог зарегистрировать автомобиль на свое имя. Его ходатайство было отклонено на том основании, что номер двигателя данного транспортного средства находился в реестре номеров угнанных двигателей. Было начато предварительное расследование и проведена экспертиза, которая показала, что номер двигателя был подлинным и не был изменен. Тем не менее, органы власти отказались удалить регистрационный номер автомобиля заявителя из соответствующего реестра. 

В декабре 2005 года после нескольких жалоб заявителя начальник областного управления внутренних дел МВД России в порядке исключения разрешил данные регистрационные формальности. В июне 2006 года заявитель продал свой автомобиль примерно за 176 евро. На полях свидетельства о регистрации была сделана отметка о том, что номер двигателя был ошибочно внесен в реестр номеров угнанных автомобилей. Впоследствии заявитель подал иск о возмещении ущерба за потерю, которую, по его мнению, он понес в результате того, что не мог распоряжаться своим автомобилем в течение нескольких лет, но его иск был отклонен судами.

Заявитель, ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), жаловался на нарушение своих прав. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 12 декабря 2005 г. 

Суд отметил, что любая мера вмешательства в права, защищенные статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции, должна осуществляться законными средствами, преследовать одну или несколько законных целей и быть соразмерной. В настоящем деле Суд отметил, что имевшее место вмешательство было предусмотрено законом по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, кроме того, данная мера преследовала законную цель предотвращения преступлений. Однако Суд должен определить, была ли соответствующая мера соразмерной, то есть соблюдался ли справедливый баланс между требованиями защиты интересов общества и защиты основных прав личности. 

Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле добросовестность заявителя не была спорным вопросом и никогда не подвергалась сомнению. Что касается позиции соответствующих органов власти, то Суд отметил, что в соответствии с имевшимися правилами инспекция была обязана осматривать транспортное средство и относящиеся к нему документы в то время, когда заявитель его приобрел и ходатайствовал о регистрации автомобиля, то есть в 1998 году, и инспекция обязана была отказаться от продолжения регистрации в случае необходимости. Суд отметил, что инспекция не обнаружила каких-либо обстоятельств, оправдывающих отказ в регистрации автомобиля во время его покупки заявителем. Поэтому Суд счел, что при регистрации транспортного средства власти дали заявителю законное ожидание продолжения мирного пользования его имуществом. 

Суд также отмечает, что запись номера двигателя в реестре номеров похищенных двигателей была сделана по ошибке, что маркировка номера была подлинной, несмотря на то, что она была сделана в необычном месте. Суд отметил, что действовавшие в соответствующее время правила в обстоятельствах дела заявителя просто запрещали инспекции выполнять регистрационные формальности, которые и запрашивал заявитель. В этой связи суды, рассматривавшие жалобу заявителя, лишь проверяли, соответствовало ли решение инспектора статье соответствующих правил. 

Суд счел, что данное правовое положение, которое установило абсолютный и автоматический запрет на выполнение регистрационных формальностей и которое не позволяло властям принимать во внимание ни их собственную ошибку, ни взвесить различные интересы, привело к тому, что заявитель, чья добросовестность не оспаривалась каким-либо образом, не мог продать свое транспортное средство в течение двух лет и трех месяцев. Суд счел, что такой запрет наложил на заявителя чрезмерное бремя, не совместимое с требованиями статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Соответственно, имело место нарушение этого положения. 

Европейский Суд обязал выплатить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда, 80 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек.



Возврат к списку