+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Отсутствовало нарушение права на справедливое правосудие в отношении женщины, обвиненной в терроризме

Дело «Муртазалиева против Российской Федерации» (жалоба № 36658/05) касалось жалобы на то, что судебное разбирательство по обвинению заявительницы в терроризме не было справедливым, поскольку у нее не было возможности внимательно посмотреть в суде видео, снятое милицией при слежке за ней, а также на то, что суды отказались вызвать и допросить трех свидетелей защиты.

В Постановлении Большой Палаты по данному делу от 18 декабря 2018 г. Европейский Суд единогласно постановил, что отсутствовало нарушение пункта 1 и подпункта «b» пункта 3 статьи 6 Европейской конвенции по правам человека (право на справедливое судебное разбирательство / право на подготовку защиты), в отношении предполагаемого отсутствия у заявительницы возможности просмотреть видеозапись в ходе судебного заседания.

Европейский Суд признал, что неясно, почему заявительница не имела возможность просмотреть видео, но это в любом случае не помешало справедливому судебному разбирательству: целью заявительницы было проверить точность расшифровки записи, что было возможно и путем прослушивания аудиозаписи.

Европейский Суд 15 голосами против двух также постановил, что отсутствовало нарушение пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство / право на допрос свидетелей) в связи с отказом судов Российской Федерации вызвать в суд для дачи показаний двух свидетелей, присутствовавших при аресте.

Изучив принципы российской правоприменительной практики в отношении вызова и допроса свидетелей защиты, Европейский Суд решил, в частности, что защита не представила ясных объяснений, почему показания этих двух свидетелей усилят позицию заявительницы. Он также установил, что суды государства-ответчика представили достаточное количество обоснований своих решений, и отсутствие показаний в суде указанных свидетелей не привело к нарушению справедливости судебного процесса в целом.

Таким образом, Европейский Суд большинством голосов объявил жалобу по пункту 1 и подпункту «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции на невозможность вызова в суд для дачи показаний еще одного свидетеля, а именно офицера милиции, неприемлемой для рассмотрения по существу как явно необоснованную. Европейский Суд решил, что заявительница, по сути, отказалась от права допроса данного свидетеля.

Заявительница – Зара Хасановна Муртазалиева, гражданка Российской Федерации 1983 года рождения, проживающая в настоящее время во Франции.

В феврале 2004 года, т.е. в период, относящийся к обстоятельствам дела, З. Муртазалиева, чеченка по национальности, приехала из Чеченской Республики в г. Москву, и поселилась в квартире, воспользовавшись помощью своего знакомого А., который служил офицером милиции и, такжебыл этническим чеченцем. Квартира, в которой З. Муртазалиева проживала вместе с еще двумя женщинами, располагалась в общежитии, принадлежавшем правоохранительным органам, и была оборудованаппаратурой для скрытого видео- и аудионаблюдения. За квартирой было установлено наблюдение на основании постановления суда, поскольку З. Муртазалиева подозревась в связях с незаконными вооруженными формированиями в Чечне.

В марте того же года милиция остановила З. Муртазалиеву на улице для проверки документов и доставила ее в отделение милиции. В ходе досмотра в ее сумке были обнаружены два пакета, в которых, как было установлено, находились взрывчатые вещества. Двое понятых, присутствовавших в ходе задержания, Б. и К., присутствовали также и при обыске. З. Муртазалиева была арестована, в отношении нее было заведено уголовное дело. Заявительница обвинения отрицала.

В ее квартире был произведен обыск и собраны доказательства, которые якобы доказывали, что она планировала теракт в торговом центре.

В январе 2005 года заявительнице было предъявлено обвинение в подготовке теракта, вовлечение других лиц – двух ее сожительниц – в террористическую деятельность и перевозке взрывчатых веществ. З. Муртазалиеву приговорили к девяти годам лишения свободы.

Обвинение было основано на показаниях свидетелей обвинения, включая ее сожительниц, данных в ходе открытого судебного заседания, материалах изъятых у заявительницы (записки экстремистского содержания и фотографии), актах судебно-медицинской экспертизы и расшифровках записей милицейского видеонаблюдения из ее квартиры.

З. Муртазалиева пыталась оспорить приговор. Она заявила, в том числе, что по техническим причинам не может указать на неточности между расшифровкой и записями разговоров на видео. Она также пожаловалась на отклонение двух ее ходатайств о вызове в суд свидетелей: первое – о допросе А., который в ходе следствия дал показания, что установил связь с З. Муртазалиевой по приказу своего руководства; и второе – о допросе двух понятых, присутствовавших при задержании, Б. и К., которые также присутствовали при досмотре милицией ее сумки.

В марте 2005 года Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор в силе, сократив срок заключения З. Муртазалиевой до восьми с половиной лет. Он также постановил, что 1) судом первой инстанции не было зафиксировано каких-либо возражений со стороны заявительницы в отношении качества видеозаписей или того, каким образом они были продемонстрированы, 2) что А. не мог давать показания в суде, поскольку находился в служебной командировке, но его показания, данные в ходе следствия, с согласия защиты были оглашены; 3) что присутствие двух понятых, присутствовавших при задержании, не было необходимым, поскольку З. Муртазалиева заявила, что взрывчатые вещества были подброшены в ее сумку до ее приезда.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 16 сентября 2005 г. В постановлении Палаты Европейского Суда от 9 мая 2017 г. Европейский Суд единогласно решил, что отсутствовало нарушение пункта 1 и подпункта «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции, и четырьмя голосами против трех, что отсутствовало нарушение пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции в связи с невызовом в судебное заседание свидетеля А., а также пятью голосами против двух, что отсутствовало нарушение пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции в связи с невызовом в суд двух понятых.

З. Муртазалиева подала ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда в соответствии со статьей 43 Конвенции, и 18 сентября 2017 г. коллегия Большой палаты удовлетворила данное ходатайство. Слушания по делу состоялись 14 февраля 2018 г.

Судьи М. Бошняк, избранный от Словении, и П.П. де Альбукерке, избранный от Португалии, выразили особые мнения.

В соответствии со статьей 44 Конвенции постановление Большой Палаты является окончательным.



Возврат к списку