+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Нарушение прав лиц, которым было запрещено выезжать за пределы Азербайджана, в связи с тем, что они являлись свидетелями по уголовным делам

Постановление Европейского Суда по делу «Мурсалиев и другие против Азербайджана» (Mursaliyev and Others v. Azerbaijan) от 13 декабря 2018 г., жалобы №№ 24749/16, 43327/16, 62775/16, 68722/16, 76071/16, 8051/17, 8702/17, 12870/17, 21246/17, и 37696/17.

Дело касалось запрета лицам, являвшимися свидетелями по уголовным делам, выезжать за рубеж. 

Заявителями по делу являются 11 граждан Азербайджана, проживающих в г. Баку и других городах Азербайджана. 

В разные даты между 2012 и 2016 годами заявителям стало известно, что им запрещено покидать Азербайджан. Как представляется, следственные органы ввели соответствующие запреты в рамках расследования различных уголовных дел, в ходе которых заявители допрашивались в качестве свидетелей, а не в качестве обвиняемых или подозреваемых. Власти в 2016 году сняли некоторые ограничения на выезд.

В различные даты заявители подавали жалобы в суды, утверждая, что законодательство Азербайджана не предусматривает каких-либо запретов на выезд свидетелей в ходе расследования уголовных дел. 

Суды Азербайджана отказались рассматривать по существу все жалобы заявителей (кроме одной), поскольку утверждали, что они не обладают соответствующей компетенцией. 

Что касается одного дела (жалоба № 66650/13), то суды рассмотрели жалобу по существу, но сочли, что ограничение права заявителя на выезд из страны является оправданным. Апелляционная жалоба заявителя была отклонена. 

Ссылаясь, в частности, на статью 2 Протокола № 4 к Конвенции (право на свободу передвижения), все заявители жаловались на нарушение их права покидать свою собственную страну. Ссылаясь на статью 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), десять заявителей также утверждали, что они не располагали эффективным средством правовой защиты в отношении введенных запретов на выезд, поскольку азербайджанские суды не могли должным образом рассмотреть их жалобы. Наконец, пять заявителей жаловались в соответствии со статьей 34 Конвенции (право на индивидуальную жалобу) на то, что письма, направленные им Европейским Судом по их делам, были задержаны, и утверждали, что это, вероятнее всего, было вызвано вмешательством органов власти в работу почтовой службы.

Суд отметил, что властями государства-ответчика не оспаривалось то, что в различные даты следственные органы ввели запреты на выезд заявителей, которые не позволили им выехать за границу. Суд согласен с заявителями в том, что эти меры представляют собой вмешательство в их право покидать свою собственную страну по смыслу пункта 2 статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции. Поэтому Суд изучил вопрос о том, осуществлялось ли такое вмешательство «в соответствии с законом», преследуя одну или несколько законных целей, и было ли данное вмешательство «необходимым в демократическом обществе» для достижения такой цели. 

Суд отметил, что власти государства-ответчика не ссылались на какие-либо положения законодательства Азербайджана в качестве правового основания для введения запрета на выезд в отношении лиц, которые являлись лишь свидетелями по уголовным делам. 

В этой связи Суд отметил, что соответствующие положения Миграционного кодекса, регулирующие право граждан Азербайджана на выезд из страны, содержат исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых это право может быть временно ограничено. Однако, как видно из формулировок законодательства, ни одно из обстоятельств, перечисленных в Миграционном кодексе, не соответствует ситуации заявителей, которые являлись лишь свидетелями по уголовным делам. Кроме того, статья 1 Закона «О паспортах», действовавшая до 17 октября 2014 г., также предусматривала временное ограничение права лица покидать страну, если велось расследование уголовного дела только в том случае, если данное лицо являлось подозреваемым или обвиняемым, было признано виновным или ему были назначены принудительные меры медицинского характера. 

Суд также отметил, что следственные органы ввели запреты на выезд заявителей в отсутствие какого-либо судебного решения и что суды также не указали правовых оснований для введения запрета на выезд заявителей, ограничившись отказом в рассмотрении их исков по существу. Лишь в одном деле, рассмотренном по существу, суды Азербайджана сочли обоснованным ограничение права заявителя на выезд из страны, однако без ссылки на какие-либо положения законодательства. 

В этих обстоятельствах Суд пришел к выводу, что вмешательство в право заявителей покинуть свою страну не было осуществлено «в соответствии с законом». Соответственно, имело место нарушение права заявителей покидать свою страну, гарантированного статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции. 

Относительно статьи 13 Конвенции Суд отметил, что, хотя ряд заявителей утверждали, что они не располагали эффективным средством правовой защиты в отношении запрета на выезд из страны, власти государства-ответчика не представили каких-либо доводов о том, может ли в соответствии с законодательством Азербайджана запрет на выезд из страны быть оспорен в судах. 

Суд отметил, что административные и обычные суды, отказались рассматривать по существу жалобы заявителей, кроме дела заявителя по жалобе № 66650/13, заявив, что они не компетентны рассматривать законность введенных следственными органами запретов на выезд из страны. 

Что касается рассмотрения дела судами по жалобе № 66650/13, Суд отметил, что азербайджанские суды постановили, что ограничение права заявителя на выезд из страны было законным без каких-либо дополнительных разъяснений. В этой связи Европейский Суд считает необходимым отметить, что такие ограниченные рамки рассмотрения вопроса азербайджанскими судами не позволяют установить правовую основу рассматриваемого ограничения и не учитывают пропорциональность наложенной меры с учетом ее продолжительности и других конкретных обстоятельств каждого дела и поэтому не могут соответствовать требованиям статьи 13 Конвенции в сочетании со статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции. 

Учитывая вышеизложенное, Суд счел, что все заявители, кроме заявителя по жалобе № 24749/16 (который не подал каких-либо жалоб в этой связи), не имели эффективного средства правовой защиты. Соответственно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции. 

Суд повторил, что для эффективного функционирования права подачи индивидуальной жалобы, гарантированного статьей 34 Конвенции, крайне важно то, чтобы заявители или потенциальные заявители имели возможность свободно общаться с Судом, не подвергаясь какой-либо форме давления со стороны властей. 

Однако, изучив материалы, представленные заявителями в соответствующих жалобах и имеющиеся в его распоряжении материалы, Суд счел, что нет достаточных фактических оснований для того, чтобы можно было сделать вывод о том, что органы власти государства-ответчика каким-либо образом вмешивались в осуществление права заявителей на подачу индивидуальных жалоб. 

Европейский Суд обязал выплатить каждому из заявителей по 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда и по 1 000 евро каждому заявителю (кроме двух заявителей) в качестве компенсации судебных расходов и издержек.



Возврат к списку