+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

ЕСПЧ: румынские власти, несмотря на постановления судов, не предпринимали эффективных действий с целью восстановления совместного проживания матери и детей

Постановление Европейского Суда по делу «Р.И. и другие против Румынии» (R. I. and Others v. Romania) от 4 декабря 2018 г., жалоба № 57077/16. 

Заявители, Р.И. и двое ее детей, М.И. и И.И., являются гражданами Румынии, родившимися в 1975, 2006 и 2009 годах соответственно. Р.И. проживает в г. Бухаресте. 

Заявительница Р.И. проживала с Р., у них родились дети М.И. и И.И., которые также являются заявителями по делу. Семейные отношения Р.И. и Р. прекратились в 2010 году, и родители согласились, что дети будут жить с их матерью.

В октябре 2013 года Р. увез детей из дома заявительницы без ее согласия, и с тех пор дети живут с ним. Заявительница инициировала судебное разбирательство и получила решение о проживании детей с ней на основании временного (май 2014 года) и окончательного (сентябрь 2014 года) судебных решений. Отец не исполнил эти решения, и заявительница обратилась к судебным приставам, однако безрезультатно. 

На протяжении всего разбирательства в румынских судах заявительница утверждала, что отец настроил детей против нее. Также она жаловалась на жестокое обращение с детьми. В ноябре 2015 года назначенная по решению суда психологическая экспертиза установила у детей наличие признаков отчуждения от матери, которое, по-видимому, создавал их отец. 

В августе 2016 года отец подал ходатайство об опеке над детьми, и первоначально решение было вынесено в его пользу. Суд первой инстанции пришел к выводу, что дети были разлучены со своей матерью в течение трех лет и что внезапное изменение их места жительства причинит им страдания. Заявительница обжаловала данное решение, и оно было отменено в мае 2018 года. 

Вышестоящий суд пришел к выводу о том, что отсутствовала какая-либо вина заявительницы в том, что дети все еще продолжали жить со своим отцом, и что она не должна быть каким-либо образом наказана за то, что решение об опеке не было исполнено. Отец также смог настроить детей против нее.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 23 сентября 2016 г.

Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), заявительница от имени второго и третьего заявителей жаловалась на то, что те подвергались жестокому обращению в виде отчуждения от нее их отцом. В соответствии со статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) она также жаловалась на то, что органы власти не смогли помочь ей и ее детям в исполнении решения о совместном проживании и эффективно противодействовать психологическому давлению на детей, которое осуществлял их отец. 

После принятия решения о рассмотрении дела только в соответствии со статьей 8 Конвенции, Европейский Суд отметил, что власти были обязаны принимать оперативные меры для воссоединения заявительницы со своими детьми. Тем не менее, она не смогла начать проживать с ними с ноября 2013 года и все еще не имеет возможности делать это по состоянию на июль 2018 года (на дату получения Судом последних сведений от ее представителя в ЕСПЧ). 

Власти столкнулись с противодействием отца и детей, которые, возможно, под его влиянием, отказались вернуться к своей матери. Тем не менее, такое положение дел не освобождает органы власти от принятия необходимых мер по поддержанию или восстановлению семейных связей. 

В целом, как представляется, органы по защите детей проявляли пассивность. Заявительница дважды сообщила управлению по защите детей в г. Бухаресте о своих трудностях с общением с детьми, однако управление не смогло повлиять на ситуацию, поскольку они не заставали отца дома. Отсутствуют какие-либо признаки того, что Управление вышло за рамки простого посещения дома отца или создало механизм наказания за его противоправное поведение.

Хотя в январе 2015 года психолог поднял вопрос о необходимости проведения оценки поведения детей, такая оценка была проведена только после того, как заявительница обратилась в суд в июле того же года. Позднее экспертиза подтвердила факт психологического давления в виде отчуждения детей от матери, которое осуществлял их отец. 

Европейский Суд, выразив сожаление в связи с тем, что власти Румынии в своих решениях не уделяли какого-либо внимания постепенному ухудшению отношений заявительницы со своими детьми и манипулирующему поведению отца, пришел к выводу о том, что органы власти не действовали оперативно и не сделали того, что было разумно ожидать от них в данных обстоятельствах дела для исполнения судебных решений. 

Власти Румынии не смогли обеспечить справедливый баланс между конкурирующими интересами индивида и общества, и заявители не получили эффективной защиты своего права на уважение их семейной жизни. Суд добавил, что решение не следует толковать как предполагающее, что власти должны были воссоединить заявительницу и ее детей без надлежащих подготовительных мер. 

Учитывая свое мнение по статье 8 Конвенции, Суд не счел необходимым рассматривать жалобы, поданные в соответствии со статьей 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты) и статьей 34 Конвенции (право на индивидуальную жалобу). 

Европейский Суд обязал власти государства-ответчика выплатить второму и третьему заявителю совместно 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда и 3 199 евро – заявительнице (в качестве компенсации расходов и судебных издержек).

 



Возврат к списку