+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Невозможность допросить судебно-медицинских экспертов, чьи заключения имели ключевую роль по делу заявителя, привела к нарушению статьи 6 Конвенции

Постановление Европейского Суда по делу «Авагян против Армении» (Avagyan v. Armenia) от 22 ноября 2018 г., жалоба № 1837/10.

Заявителем по делу является Хосров Авагян – гражданин Армении, 1946 года рождения, проживающий в г. Ереван (Армения). 

Дело касалось жалобы заявителя на то, что он не смог допросить судебно-медицинских экспертов, хотя их доказательства имели ключевую роль в признании его виновным в совершении преступления. 

Обвинения были выдвинуты в связи с тем, что заявитель унаследовал квартиру от пожилой женщины, которая умерла в январе 2007 года. Первоначальное вскрытие показало, что женщина и ее сестра, которая умерла в то же время, подверглись сильному переохлаждению. В июне племянница пожаловалась на то, что квартира фактически была оставлена ей в более раннем завещании, и власти начали расследование. Была проведена посмертная судебно-медицинская экспертиза, которая показала, что обе сестры умерли от отравления фосфором. 

Заявитель в сентябре 2007 года был обвинен в совершении мошенничества и двух убийствах с корыстной целью и помещен под стражу. В рамках последующего судебного процесса заявитель ходатайствовал о вызове экспертов, которые представили противоречивые заключения, но армянские суды неоднократно отклоняли данное ходатайство. В октябре 2008 года заявитель был признан виновным в совершении двойного убийства с корыстной целью при отягчающих обстоятельствах и приговорен к пожизненному заключению. Все его жалобы были отклонены.

Ссылаясь на пункт 1 и подпункт «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство и право на допрос свидетелей), заявитель жаловался на то, что ему не была предоставлена возможность допросить экспертов для того, чтобы оспорить достоверность их заключений, которые имели решающее значение для признания его виновным. 

В Европейский Суд по правам человека жалоба была подана в 28 декабря 2009 года. 

Европейский Суд отметил, что ключевым принципом статьи 6 Конвенции является принцип справедливости. Право на справедливое судебное разбирательство занимает столь видное место в демократическом обществе, что не может быть какого-либо оправдания для ограничительного толкования гарантий пункта 1 статьи 6 Конвенции. 

Как правило, пункт 1 и подпункт «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции требуют, чтобы подсудимому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить приводимые против него доказательства и допросить лиц, свидетельствующих против него, либо во время, когда свидетель непосредственно делает свои заявления либо на более позднем этапе. 

Термин «свидетели», указанный в подпункте «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции, имеет автономное толкование, которое также включает свидетелей-экспертов. Однако роль свидетелей-экспертов можно отличить от роли свидетеля, который должен донести суду свои личные воспоминания о том или ином событии. Поэтому при анализе вопроса о том, была ли необходима личная явка эксперта на судебное разбирательство, Европейский Суд в первую очередь руководствуется принципами, закрепленными в концепции «справедливого судебного разбирательства». 

Европейский Суд отметил, что приемлемость доказательств в первую очередь регулируется законодательством того или иного государства. Задача Европейского Суда согласно Конвенции заключается не в вынесении решения о том, были ли показания свидетелей должным образом приняты в качестве доказательств, а в том, чтобы определить, являлось ли судебное разбирательство в целом, включая способ получения доказательств, справедливым. 

Европейский Суд отметил, что заявитель был признан виновным в совершении двойного убийства при отягчающих обстоятельствах и ему было назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Материалы дела состояли из шести экспертных заключений, которые, в частности, определяли причину смерти жертв. Хотя два первоначальных заключения эксперта А.Д. указывали на то, что две сестры умерли в результате острой сердечной недостаточности и переохлаждения, дополнительные заключения экспертов Г.Х. и А.Б., а также еще два заключения экспертов С.Х. и С.С. указывали на то, что жертвы были отравлены. Заявитель просил, чтобы эксперты А.Д., С.Х. и С.С. были вызваны в суд первой инстанции для допроса в связи с их спорными заключения, однако суд первой инстанции отклонил ходатайство заявителя, считая, что нет необходимости вызывать этих экспертов. Ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не обратили на это внимание в своих приговорах. 

Европейский Суд отметил, что в настоящем деле заявитель ясно указал суду первой инстанции на то, что он хотел бы, чтобы свидетели-эксперты были допрошены в суде для того, чтобы прояснить ряд вопросов, требующих специальных знаний. Для суда данное ходатайство было достаточно четко сформулировано для понимания того, зачем заявителю важно допросить соответствующих свидетелей.

Суд первой инстанции отклонил ходатайство заявителя, установив, что в последующих экспертных заключениях уже разъяснялось содержание первого заключения, вынесенного А.Д., и поэтому не было необходимости вызывать свидетелей-экспертов. В результате этого свидетели-эксперты А.Д., С.Х. и С.С. не были заслушаны судом первой инстанции, равно как и ни один из трех других свидетелей-экспертов не был заслушан в суде. Видимо только лишь эксперты А.Д., Г.Х. и М.А. были допрошены в ходе следствия. Однако нет каких-либо указаний на то, что заявитель когда-либо имел возможность оспорить эти показания свидетелей-экспертов. 

Европейский Суд счел, что ходатайство заявителя о допросе в суде первой инстанции экспертов А.Д., С.Х. и С.С. не было необоснованным. Напротив, Европейский Суд счел, что эти заключения экспертов имели основополагающее значение для данного дела. На основе этих доказательств судам необходимо было решить, является ли смерть сестер несчастным случаем или преднамеренным убийством. Ходатайство заявителя также не было необоснованным с учетом того, что ему грозило пожизненное лишение свободы. Не вызвав свидетелей-экспертов и не допросив их в ходе судебного разбирательства, суд первой инстанции основывал свои выводы на мнениях экспертов, которые никогда не допрашивались в ходе слушания. 

В этих обстоятельствах отсутствие в суде возможности лично заслушать свидетелей-экспертов, показания которых впоследствии были использованы против заявителя, могло существенно повлиять на справедливость судебного разбирательства, в частности на гарантии «состязательного разбирательства» и на «равенство состязательных возможностей». 

Соответственно, имело место нарушение пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд обязал власти государства-ответчика выплатить заявителю 900 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку