+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Небольшое отделение тюремного фургона без ремня безопасности или ручек не нарушило право заявителя на посещение похорон своей бабушки

Постановление Европейского Суда по делу «Ятсосон против Эстонии» (Jatsõšõn v. Estonia) от 30 октября 2018 г., жалоба № 27603/15. 

Заявителем по делу является Индрек Ятсосон (IndrekJatsõšõn), гражданин Эстонии, 1985 года рождения, проживающий в Эстонии.    

В 2013 году, когда заявитель отбывал наказание в тюрьме за разбой и насилие в отношении сотрудников тюрьмы, ему был предоставлен «тюремный отпуск» (prison leave) для посещения похорон своей бабушки. 

15 мая 2013 года заявитель и его брат (также заключенный в той же тюрьме) должны были быть доставлены на похороны. Заявитель подписал документ о режиме тюремного сопровождения (prison escort regime), который указывал на правила сопровождения, в том числе обязанность носить наручники на запястьях и на лодыжках. В 9.30 утра заявителя поместили в одноместное отделение фургона. Это был фургон Volkswagen Crafter, используемый тюрьмой с октября 2010 года, который имел единое четырехместное отделение и четыре одноместных отделения. Каждое одноместное место имело ширину не менее 60 см, высоту 149 см и длину 85 см, а его площадь составляла 0,51 кв. м. Отделение, в котором находился заявитель, было оборудовано пластиковым сиденьем, прикрепленным к полу. Но ручки и ремни безопасности в нем отсутствовали. 

Однако заявитель не поехал на похороны, поскольку, как он впоследствии жаловался тюремным властям и в ходе судебного разбирательства, он должен был находиться в фургоне, который он счел слишком маленьким и небезопасным (поскольку не было ремня безопасности), поэтому он решил вернуться и не использовать свой «тюремный отпуск». 

9 сентября 2013 года заявитель обратился в Тартускую тюрьму (Tartu Prison) с ходатайством о компенсации в размере 7 500 евро, заявив, что использование наручников на руках и лодыжках было неоправданным и что тюремные власти хотели подвергнуть его унизительному воздействию в глазах общественности и его семьи при таких обстоятельствах. Он добавил, что отсек фургона был слишком мал и в нем не было предусмотрено мер безопасности, что заставило его опасаться за свою жизнь. Заявитель также утверждал, что он получил психологическую травму, поскольку был вынужден отказаться от участия в похоронах своей бабушки из-за вышеупомянутых обстоятельств. Его жалоба была отклонена тюремными властями. 

4 декабря 2013 года, повторив те же утверждения, что и описанные выше, заявитель подал жалобу на Тартускую тюрьму в Тартуский суд по административным делам (Tartu Administrative Court). 

11 марта 2014 года Тартуский суд по административным делам отклонил жалобу заявителя. Суд сослался на правовые нормы для использования наручников на руках и лодыжках и счел данную меру обоснованной. Что касается условий в фургоне, то внутригосударственный суд отметил, что заявитель отказался от этапирования и поэтому не подвергся описанным им условиям. Поскольку заявитель отказался по собственной воле от этапирования, то никакие противоправные действия не могут быть приписаны органам Тартуской тюрьмы. Суд счел правдоподобным, что заявитель решил не присутствовать на похоронах, поскольку не хотел, чтобы его родственники плохо о нем отзывались. Однако не было представлено каких-либо признаков того, что тюремные власти особенно хотели унизить его в глазах его семьи, прибегнув к использованию наручников на руках и лодыжках. 

9 сентября 2014 года заявитель подал апелляцию на решение суда первой инстанции в Тартуский Апелляционный суд (Tartu Court of Appeal). Он утверждал, в частности, что не было каких-либо оснований делать вывод о том, что ему было бы неловко находиться в наручниках перед своей семьей и что главной причиной, по которой он решил не ехать на похороны, были условия перевозки. 

7 октября 2014 года Тартуский Апелляционный суд отклонил жалобу заявителя и оставил в силе решение суда первой инстанции. Поскольку заявитель не был перевезен на похороны своей бабушки, каких-либо противоправных действий со стороны тюремных властей совершено не было. Поскольку заявитель на автофургоне никогда не покидал территорию тюрьмы, он не мог требовать компенсации за то, что могло произойти, или за какую-либо травму, которая могла произойти, если бы он покинул тюрьму. 

10 ноября 2014 года заявитель обжаловал данное решение, заявив, что он поддерживает те же доводы, которые он сделал в нижестоящих судах. 11 февраля 2015 года Верховный суд отказал ему в апелляции по вопросам права.   

Жалоба в Европейский Суд была подана 1 июня 2015 года. 

Постановление Европейского Суда 

Рассматривая вопрос применения статьи 3 Конвенции в настоящем деле, Европейский Суд ограничил свое рассмотрение жалобы заявителя только вопросами недостаточной площади и отсутствием ремня безопасности или ручек в отдельном отсеке. Суд отметил, что не было подано каких-либо иных жалоб в отношении других условий перевозки, а именно вентиляции, места для сидения, отопления или освещения в фургоне. 

Суд отметил, что критерии, разработанные в практике Комитета по предупреждению пыток, являются весомым фактором при анализе Судом адекватности условий перевозки заключенных. Однако оценка того, имело ли место нарушение статьи 3 Конвенции, не может сводиться лишь к численному расчету квадратных метров, выделенных задержанному. 

Суд счел, что, хотя перевозка заключенных неизбежно сопряжена с определенными ограничениями по сравнению с перевозкой лиц, не являющихся заключенными, с учетом возможных рисков в плане безопасности основные условия перевозки заключенных не должны неоправданно опускаться ниже минимального стандарта, который государственные власти обязались обеспечить всему населению. С учетом этого, Суд принял подход внутригосударственных судов о том, что места для заключенных в тюремном фургоне были сопоставимы с теми, которые требуется в качестве минимального стандарта для перевозки людей, которые не являются заключенными. 

Что касается отсутствия ремня безопасности или ручек в фургоне, то Суд отметил, что Комитет по предупреждению пыток, как правило, рекомендует оборудовать фургоны надлежащими сиденьями и приспособлениями, которые не позволяли бы заключенным терять равновесие при движении транспортного средства. При этом Суд отметил, что законодательство Эстонии не требует, чтобы все транспортные средства были оборудованы ремнями безопасности. 

Европейский Суд сослался на свое недавнее дело, где пришел к выводу о том, что отсутствие ремня безопасности само по себе не может привести к нарушению статьи 3 Конвенции. Хотя Судне исключил того, что при определенных обстоятельствах и в сочетании с другими факторами отсутствие ремня безопасности или ручек может вызвать обеспокоенность в соответствии со статьей 3 Конвенции, он, тем не менее, не нашел каких-либо таких факторов в данном деле. 

С учетом вышеизложенного и отмечая, что в данном деле заявитель провел лишь короткое время в отделении фургона, Суд не счел, что рассматриваемое обращение достигло минимального уровня жестокости, требуемого статьей 3 Конвенции.

Соответственно, Европейский Суд посчитал, что в данном деле отсутствует какое-либо нарушение статьи 3 Конвенции.



Возврат к списку