+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Отказ внутригосударственного суда Турции в праве на компенсацию

Кратко суть дела

В Постановлении по делу «Курсун против Турции» (Kurşun v. Turkey) от 30 октября 2018 г., жалоба № 22677/10 Европейский Суд по правам человека единогласно постановил, что: 

имело место нарушение статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Дело касалось требований заявителя о компенсации в связи со взрывом нефти, повредившим его имущество. Он утверждал, что органы власти, рассматривая данную ситуацию, не обеспечили ему справедливого судебного разбирательства и нарушили его право собственности.

Европейский Суд, в частности, установил, что вывод Кассационного суда Турции о том, что заявитель представил свои требования о компенсации после истечения годичного срока, был необоснованным и непредвиденным. Повторив тот факт, что толкование внутреннего законодательства не входит в сферу его компетенции, Европейский Суд тем не менее постановил, что внутригосударственный суд, приняв юридически неподтвержденное чем-либо решение начать отсчет одного года до того, как заявитель мог узнать сторону, ответственную за ущерб его имуществу, лишил его права на доступ к суду для рассмотрения требований о компенсации. 

Европейский Суд отклонил требование заявителя о том, что органы власти нарушили его право собственности в соответствии со статьей 1 Протокола № 1 Конвенции, поскольку заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты в этой связи. 

Основные факты 

Заявителем по делу является Мажар Курсун (Mazhar Kurşun) – гражданин Турции, родившийся в 1963 году и проживающий в турецком городе Батман (Batman). 

3 мая 2004 года в районе Топтанджилар Ситеси (Toptancılar Sitesi) города Батмана произошел крупный подземный взрыв. Вскоре после взрыва было начато уголовное расследование в отношении ряда должностных лиц нефтеперерабатывающего завода «Тюпрас Батман» (Tüpraş Batman Oil Refinery), но в конечном итоге оно было прекращено в 2012 году за истечением сроков давности. В ходе расследования было сочтено, что, хотя завод «Тюпрас» и являлся вероятной причиной взрыва, доказательств, подтверждающих это в сущетсвенной степени, было недостаточно. 

После ряда гражданских исков, поданных против завода «Тюпрас» различными владельцами собственности, суд г. Батмана по гражданским делам (Batman Civil Court) в июле 2006 года пришел к выводу о том, что нефтеперерабатывающий завод несет полную ответственность за утечку, которая являлась причиной взрыва. Это первое публичное подтверждение ответственности завода было впоследствии подтверждено Кассационным судом в январе 2007 года.

16 ноября 2006 года заявитель Курсун подал иск о компенсации против завода «Тюпрас» в суд г. Батмана по гражданским делам. Судебным экспертным заключением было установлено, что имуществу заявителя был причинен ущерб, эквивалентный ущербу, причиненному землетрясением магнитудой в 9 балла. Суд постановил, что требования заявителя были поданы в течение одного года, предусмотренного Обязательственным кодексом Турции (Code of Obligations), поскольку он счел, что этот срок должен исчисляться только с того момента, когда потерпевшему стало известно об ущербе имуществу, с одной стороны, и о стороне, ответственной за этот ущерб, с другой стороны. Сторона, ответственная за ущерб, была установлена лишь в июле 2006 года. 

В феврале 2008 года после жалобы завода «Тюпрас», суд Кассационной инстанции (Court of Cassation) отменил первоначальное постановление пот делу заявителя, считая, что срок долен исчисляться с момента взрыва. Принимая во внимание это решение, при возвращении данного дела на рассмотрение в суд по гражданским делам г. Батмана в декабре 2008 года, суд отклонил требования заявителя Курсуна на том основании, что они были поданы за пределами установленного срока. Это решение было оставлено в силе Кассационным судом в мае 2009 года. После просьбы заявителя об уточнении этого решения суда, его жалоба была окончательно отклонена в последний раз в октябре 2009 года. 

Суть жалобы заявителя 

Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что по его делу не было проведено справедливое судебное разбирательство. В частности, он утверждал, что отклонение его требования о компенсации как несвоевременно поданного было основано на неточном толковании турецкого законодательства и ошибочной оценке фактов. Он также утверждал, что такое толкование не имело достаточных оснований и противоречило решениям Кассационного суда по аналогичным делам, связанным с тем же взрывом.

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 Конвенции, заявитель жаловался на то, что государственные органы не выполнили свои позитивные обязательства в отношении права на защиту его имущества как до, так и после взрыва. 

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 30 марта 2010 года. 

Постановление Европейского Суда 

Власти государства-ответчика утверждали, что жалоба должна быть отклонена как неприемлемая для рассмотрения по существу на том основании, что она была подана более чем через шесть месяцев после последнего соответствующего внутригосударственного судебного решения – решения суда по гражданским делам г. Батмана от декабря 2008 года. Европейский Суд отклонил данный аргумент. Он отметил, что, когда заявитель обжаловал это постановление в 2009 году, заявитель попытался воспользоваться средством правовой защиты, эффективность которого у Суда не вызывает каких-либо сомнений. 

Статья 6 Конвенции 

Европейский Суд подтвердил свою позицию, согласно которой ответственность за толкование отечественного законодательства несут главным образом внутригосударственные суды. Вместе с тем он подчеркнул, что Суд по-прежнему должен играть определенную роль в проверке последствий такого толкования с точки зрения их совместимости с Конвенцией.

Суд пришел к выводу о том, что утверждение Кассационного суда Турции о том, что годичный срок для предъявления иска о компенсации должен исчисляться со дня взрыва, не было ни обоснованным, ни предсказуемым. Государство-ответчик не смогло предоставить какой-либо правовой прецедент для такого решения. В то же время заявитель предоставил несколько материалов, демонстрирующих его точку зрения о том, что Кассационный суд более мягко истолковывал процессуальную норму о сроках в других делах, в том числе в аналогичных делах, связанных с исками, возникшими в результате того же взрыва. 

Европейский Суд признал, что в его компетенцию не входит дать четкое толкование значения термина «знать», используемого в процессуальной норме бывшего Обязательственного кодекса Турции. Вместе с тем Суд отметил, что утверждение Кассационного суда о том, что заявитель Курсун должен был знать, кто причинил ущерб в день самого взрыва, было чрезмерно обременительным. 

Принимая все эти соображения во внимание, Суд установил нарушение права заявителя на доступ к суду в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции. 

Статья 1 Протокола № 1 

Кроме того, заявитель утверждал, что власти государства-ответчика также нарушили его имущественные права. Они не приняли необходимых превентивных мер для защиты его прав от опасной деятельности, которая привела к взрыву, и не предоставили ему адекватных средств правовой защиты для последующего отстаивания этого права. 

Суд подтвердил, что на властях лежит позитивная обязанность регулировать такой вид опасной производственной деятельности, которая осуществлялась нефтеперерабатывающим заводом «Тюпрас» и предусмотреть адекватные гарантии защиты права собственности. Власти также обязаны предоставлять адекватные средства правовой защиты в случае нарушения этого права.

Однако Европейский Суд согласился с мнением властей государства-ответчика в том, что в нынешних обстоятельствах уголовное разбирательство дела не требуется и что заявитель имел другие эффективные внутригосударственные средства правовой защиты. 

Принимая во внимание вывод, сделанный в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, Суд счел ненужным рассматривать приемлемость или существо жалоб заявителя в соответствии со статьей 1 Протокола № 1 Конвенции, касающихся ответственности завода «Тюпрас» за взрыв и неспособности заявителя получить компенсацию за соответствующий ущерб. 

Что касается остальных жалоб на действия органов власти в связи с якобы невыполнением ими своих позитивных обязательств по защите права собственности заявителя как до, так и после взрыва, то Европейский Суд постановил, что заявитель не изучил другие возможности для отстаивания своих имущественных прав, некоторые из которых Суд счел более подходящими. 

Таким образом, Европейский Суд отклонил жалобу заявителя по статье 1 Протокола № 1 как неприемлемую для рассмотрения по существу. 

Справедливая компенсация (Статья 41) 

Европейский Суд постановил, что Турция должна выплатить заявителю 2 500 евро в качестве возмещения морального ущерба и 3 000 евро в связи с расходами и судебными издержками.

Перевод пресс-релиза

ECHR 364 (2018) 30.10.2018

С полным текстом Постановления можно ознакомиться по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-187482



Возврат к списку