+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

Постановление ЕСПЧ по делу о самовольных сооружениях – «Жидов и другие против Российской Федерации»

Суть дела 

В Постановлении по делу «Жидов и другие против Российской Федерации» (Zhidov and Others v. Russia) от 16 октября 2018 г., (жалобы №№ 54490/10, 1153/14, 2680/14 и 31636/14), Европейский Суд по правам человека единогласно постановил, что: 

имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) Европейской конвенции о правах человека в отношении заявителей Касторновой, Вдовиной и Вдовина;

отсутствует нарушение статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) Конвенции в отношении заявителей Жидова и Косенко. 

Дело касалось судебных решений, предписывающих снос зданий, принадлежащих заявителям, за их счет и без выплаты какой-либо компенсации на том основании, что они находились вблизи газо- и нефтепроводов. Эти здания были отнесены к категории самовольных сооружений. 

Суд, в частности, установил, что на заявителей Касторнову, Вдовину и Вдовина были наложены обязанности снести свои дома, расположенные вблизи газопровода в г. Чехов, по причине небрежности властей, Суд также установил, что заявители могли на законных основаниях считать себя юридически защищенными в отношении законности строительства своих домов с учетом выданных им разрешений и соглашений. 

Суд также постановил, что заявитель Жидов, чей дом находился рядом с газопроводом в г. Пенза, возвел здание на земельном участке, который ему не был выделен, и без необходимых на то каких-либо разрешений, что является вопиющим нарушением градостроительных и строительных правил и норм. 

Наконец, Суд постановил, что в момент покупки и в момент подачи заявления о регистрации права собственности на имущество заявительница Косенко, два ангара и вспомогательные помещения которой находились вблизи нефтепроводов в г. Челябинск, могла ознакомиться с общим планом землепользования города, который был ей предоставлен, и она должна была понять, что рассматриваемый земельный участок расположен вблизи нефтепроводов. Кроме того, она не могла не знать о физическом присутствии насыпи, защищающей трубопроводы, которая находилась в непосредственной близости от участка земли, который она покупала. 

Основные факты 

Заявителями являются шесть граждан Российской Федерации, родившихся в период с 1944 по 1984 год и проживающих в России. 

Жалобы Валентины Касторновой (№ 1153/14); Евдокии Вдовиной и Владимира Вдовина (№ 2680/14)

В 1999 году муниципальные власти г. Чехова (Московская область) выделили М.К., родственнику заявительнице Касторновой, земельный участок для строительства индивидуального дома. В 2008 году М.К. по договору дарения, оформленного посредством нотариальной формы, передала земельный участок заявительнице Касторновой, которая в том же году зарегистрировала право собственности на имущество в соответствующем реестре. В следующем году она построила индивидуальный дом на данном земельном участке и зарегистрировала право собственности на этот дом. 

В 1994 году муниципальные власти г. Чехова передали госпоже З. земельный участок под строительство индивидуального дома. Она получила разрешение на строительство и построила дом, который впоследствии продала заявительнице Вдовиной. Вдовина зарегистрировала право собственности на имущество в реестре. 

В 2013 году суд вынес постановление о сносе домов, установив, что они являлись самовольными сооружениями, возведенными вблизи газопровода, который эксплуатировался с 1963 года. Впоследствии Вдовина и Вдовин обратились в суд с ходатайством о предоставлении альтернативного жилья и выплате компенсации, однако эти жалобы были отклонены. 

Жалоба Виктора Жидова (№ 54490/10) 

В июне 1990 года местные власти в г. Пенза выделили заявителю Жидову участок земли. Заявитель начал строительство индивидуального дома без какого-либо предварительного разрешения. Впоследствии выяснилось, что участок земли, на котором начались работы, не являлся тем участком, который был выделен заявителю Жидову. По сути, это был другой участок земли, расположенный в непосредственной близости от газопровода. Заявителю Жидову сообщили, что он должен будет перенести свое здание на выделенный ему участок и что его дом находится в охраняемой зоне вблизи газопровода. Однако, заявитель продолжил работу и переехали в свой дом в 1994 году. По состоянию на 17 июня 2017 года заявитель Жидов все еще жил в этом доме, несмотря на решение суда о его сносе и аннулировании права собственности на указанное имущество. 

Жалобы Людмилы Косенко и Юлии Тихоновой (№ 31636/14)

С 1950 года в городе Челябинске эксплуатируются два нефтепровода. В 1993 году городские власти выделили землю кооперативному садоводческому товариществу. В 2006 и 2010 годах, соответственно, Косенко и Тихонова приобрели у членов этого товарищества два земельных участка и два сарая со вспомогательными помещениями. Заявители зарегистрировали свои права в Едином государственный реестр недвижимости. Впоследствии выяснилось, что земельные участки расположены за пределами земель, выделенных кооперативному садоводческому товариществу. В 2013 году суд постановил, что сараи, вспомогательные помещения и ограждения по периметру должны быть снесены за счет средств заявителей, установив, что они являются самовольными сооружениями, которые не соответствуют минимальным расстояниям нахождения от трубопроводов, и что земельные участки никогда не выделялись соответствующему объединению. 

Суть жалобы заявителей 

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 (защита собственности) Конвенции, заявители жаловались на то, что они были лишены своего имущества, поскольку их здания были отнесены к категории самовольных сооружений и им было предписано снести их. 

Ссылаясь на статью 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и статью 8 (уважение частной и семейной жизни), заявитель Жидов также жаловался на то, что он не имел по своему делу справедливого судебного разбирательства и был принудительно выселен из своего дома. 

Жалобы были поданы в Европейский Суд по правам человека 30 июля 2010 года, 12 декабря 2013 года, 28 декабря 2013 года и 14 апреля 2014 года соответственно. 

Постановление Европейского Суда

Статья 1 Протокола № 1 

Суд отметил, что здания заявителей являются их «собственностью» по смыслу статьи 1 Протокола № 1 Конвенции. Суд также счел, что решения о сносе равносильны вмешательству властей в право заявителей на мирное пользование своим имуществом. Вмешательство, преследующее законную цель (защита жизни и здоровья людей, безопасность эксплуатации опасных установок и бесперебойное газоснабжение населения), предусмотрено законом (статья 222 Гражданского кодекса Российской Федерации). Относительно соразмерности вмешательства, Суд постановил следующее: 

Что касается жалобы Касторновой, Вдовиной и Вдовина (№ 1153/14 и 2680/14): в 1994 и 1999 годах власти передали земельные участки для строительства предыдущим владельцам. В 2002 году наличие газопровода было показано на земельной карте района. В следующем году власти выдали разрешения на строительство предыдущим владельцам. С учетом этих разрешений и соглашений Суд счел, что заявители могли на законных основаниях считать себя юридически защищенными в том, что касается законности строительства их домов. Заявителям, таким образом, было предписано снести свои дома из-за небрежности органов власти, в отсутствие их добросовестности и ответственности. Таким образом, Суд счел, что источником вмешательства в право заявителей на мирное пользование своим имуществом были органы власти, а не предыдущие владельцы, которые получили все необходимые разрешения на строительство. Таким образом, власти не смогли найти справедливого баланса между требованиями общественных интересов и необходимостью защиты права собственности заявителей. Из этого следует, что имело место нарушение. 

Что касается жалобы заявителя Жидова (№ 54490/10): заявитель начал строительство своего дома без получения необходимых разрешений и без внесения его в соответствующий план. В 1993 году, прежде чем строительные работы были завершены, он узнал, что он строит свой дом на участке земли, который не был ему выделен, и что его частично построенный дом находится в непосредственной близости от газопровода. Впоследствии ему было предписано прекратить строительные работы, а также власти отказались подключить дом к водопроводным, электрическим и газораспределительным сетям. На свой страх и риск он, тем не менее, продолжил строительные работы и переехал в дом, который имеет все признаки самовольной постройки (статья 222 Гражданского кодекса Российской Федерации): он был построен на земле, которая не была выделена для этой цели, без необходимых разрешений и при вопиющих нарушениях градостроительных и строительных правил и норм. Суд согласился с тем, что власти, которые были осведомлены о сложившихся обстоятельствах, способствовали сохранению ситуации, представляющей опасность для общественной безопасности и здоровья. Однако такая терпимость со стороны властей не могла быть расценена так, чтобы у заявителя Жидова сложилось впечатление того, что против него не будет инициировано какое-либо разбирательство: во-первых, его дом не мог быть приведен в соответствие для целей статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, а, во-вторых, не было ограничения по времени для возбуждения иска против данного вида строительства. Поэтому заявитель Жидов не пострадал от вмешательства в его имущественные права. Из этого следует, что не имело место нарушения его прав.

Что касается заявительницы Косенко (№ 31636/14): наличие нефтепроводов и охраняемых территорий было показано в Генеральном плане землепользования г. Челябинска с 1993 года. Соответствующая выдержка из этого плана была приложена к решению местных органов власти о передаче земли кооперативному садоводческому товариществу. В момент покупки и в момент подачи заявки на регистрацию своего права собственности на имущество заявительница могла ознакомиться с этим общим планом землепользования, который был ей предоставлен, и она должна была понять, что рассматриваемый земельный участок расположен вблизи нефтепроводов. Кроме того, заявительница никогда не утверждала, что она не могла ознакомиться с выдержкой из Генерального плана. Она также не могла не знать о физическом присутствии насыпи, защищающей трубопроводы, которая находилась в непосредственной близости от участка земли, который она покупала. Она должна была хотя бы поинтересоваться назначением такой насыпи и запросить информацию у председателя кооперативного объединения или у местных органов власти. Поэтому постановление о сносе сарая и вспомогательных помещений на том основании, что они являлись самовольными сооружениями, не возлагало на заявительницу несоразмерного бремени. Из этого следует, что не имело место нарушения ее прав.

Другие статьи, на которые жаловался заявитель Жидов 

Что касается жалобы по статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни), то Суд счел ее явно необоснованной. Было возбуждено отдельное дело о выселении Жидова из его дома, которое завершилось отклонением требования о выселении. Таким образом, ситуация была разрешена в пользу заявителя, и, как представляется, он продолжал жить в данном доме. Что касается жалобы по статье 6 (право на справедливое судебное разбирательство), то Суд также счел ее явно необоснованной, поскольку по делу заявителя было проведено состязательное разбирательство, которое в целом было справедливым и не содерало каких-либо признаков произвола. 

Статья 41 (справедливая компенсация) 

Суд решил отложить рассмотрение вопроса о справедливой компенсации и предложил властям государства-ответчика уведомить его о любом соглашении, которое они и заявители могут достичь в течение шести месяцев с даты вступления настоящего Постановления в силу. 

Решение доступно только на французском языке.

Перевод пресс-релиза Секретариата ЕСПЧ

ECHR 342 (2018) 16.10.2018



Возврат к списку