+7 (499) 350-00-15
Избранное 0

ЕСПЧ: Процедуры, применяемые Спортивным арбитражным судом, соответствуют праву на справедливое судебное разбирательство, за исключением отказа в проведении публичного слушания

Краткая информация из пресс-релиза по делу

В Постановлении палаты по делу «Муту и Пехштайн против Швейцарии» (Mutu and Pechstein v. Switzerland) от 2 октября 2018 г., жалобы № 40575/10 и 67474/10, Европейский Суд по правам человека большинством голосов постановил, что: 

- отсутствует нарушения пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской Конвенции о правах человека в отношении предполагаемого отсутствия независимости Спортивного арбитражного суда (CAS); 

- имеет место нарушение пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции в отношении заявительницы К. Пехштайн, в связи с отсутствием публичного слушания в Спортивном арбитражном суде. 

Дело касалось законности разбирательства, возбужденного профессиональными спортсменами в Спортивном арбитражном суде. 

ЕСПЧ пришел к выводу, что арбитражное разбирательство в Спортивном арбитражном суде, сторонами которого являлись заявители, должно было содержать в себе все гарантии справедливого судебного разбирательства, и что утверждения заявительницы относительно структурного отсутствия независимости и беспристрастности в Спортивном арбитражном суде, как и критика первого заявителя отсутствия беспристрастности некоторых арбитров, должны быть отклонены. 

Однако, Страсбургский Суд постановил, что вопросы, касающиеся существа санкции, наложенной на заявительницу за допинг, которые решались в Спортивном арбитражном суде, требовали проведения открытого слушания, подлежащего общественному контролю. 

Основные факты

Заявителями являются гражданин Румынии – Адриан Муту, родившийся в 1979 году, и гражданка Германии – Клаудия Пехштайн, родившаяся в 1972 году. 

Дело заявителя Муту 

В августе 2003 года Муту, профессиональный футболист, по трансферу перешел из итальянского клуба «Парма» в футбольный клуб «Челси» за общую сумму в 26 миллионов евро. В октябре 2004 года английская Футбольная ассоциация провела антидопинговые проверки, которые выявили следы кокаина в образце, предоставленном Муту. Впоследствии «Челси» расторг с ним контракт. 

В апреле 2005 года Апелляционный комитет Футбольной ассоциации Премьер-Лиги (Football Association Premier League Appeals Committee (FAPLAC)), к которому обратились футболист и клуб, постановил, что имело место одностороннее нарушение «без уважительных причин» контракта со стороны футболиста. Футболист обжаловал данное решение в Спортивный арбитражный суд, который поддержал это решение в декабре 2005 года. В мае 2006 года футбольный клуб «Челси» подал иск о возмещении ущерба в отдел по спорам Международной федерации футбола (ФИФА). Муту было предписано выплатить клубу более 17 миллионов евро. В июле 2009 года Спортивный арбитражный суд отклонил апелляцию Муту. В сентябре 2009 года он подал жалобу в Федеральный суд Швейцарии (Swiss Federal Supreme Court) с просьбой отменить решение Спортивного арбитражного суда. Он утверждал, что Спортивный арбитражный суд не был ни независимым, ни беспристрастным. 

Муту опирался на анонимное сообщение о том, что один из арбитров этого суда, Д.-Р.М., является партнером в юридической фирме, представляющей интересы собственника футбольного клуба «Челси», и на то, что другой арбитр, Л.Ф., ранее был в составе суда, который подтвердил отсутствие «разумной причины» для разрыва контракта. В июне 2010 года Федеральный суд Швейцарии (Swiss Federal Supreme Court) постановил, что коллегия арбитражного суда может считаться «независимой и беспристрастной», и поэтому отклонил апелляцию заявителя. 

Дело заявительницы Пехштайн 

Пехштайн является профессиональной конькобежкой. В феврале 2009 года все спортсмены, зарегистрированные на чемпионат мира по конькобежному спорту, прошли антидопинговые тесты. После анализа крови заявительницы дисциплинарный совет наложил на нее двухлетнюю дисквалификацию. В июле 2009 года она и немецкая ассоциация конькобежцев обжаловали это решение в Спортивный арбитражный суд.

Заседание суда проходило в закрытом режиме, несмотря на просьбу заявительницы Пехштайн об открытых слушаниях. В ноябре 2009 года Спортивный арбитражный суд оставил в силе двухлетнюю дисквалификацию. В декабре 2009 года заявительница Пехштайн подала жалобу в Федеральный суд Швейцарии (Swiss Federal Supreme Court) с просьбой отменить решение Спортивного арбитражного суда. Она утверждала, что последний не является «независимым и беспристрастным» судом из-за способа назначения арбитров, из-за «жесткой линии», принятой против допинга его председателем, и из-за отказа провести публичные слушания по ее делу. В феврале 2010 года Федеральный суд отклонил жалобу заявительницы. 

Суть жалобы заявителей 

Опираясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявители утверждали, что Спортивный арбитражный суд не может рассматриваться в качестве независимого и беспристрастного суда. Заявительница жаловалась также на то, что, несмотря на ее конкретные ходатайства, по ее делу не было проведено какого-либо публичного слушания в дисциплинарном совете, в Спортивном арбитражном суде или в Федеральном суде Швейцарии. Опираясь на пункт 1 статьи 4 (запрещение рабства и принудительного труда) и статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции и статью 1 Протокола № 1 (защита собственности), первый заявитель пожаловался на большую сумму, которую ему было предписано выплатить футбольному клубу «Челси».

Жалобы были поданы в Европейский Суд по правам человека 13 июля 2010 года и 11 ноября 2010 года. 

Постановление Суда 

Пункт 1 статьи 6 

Суд указал, что право на доступ к суду не мешает созданию третейских судов для рассмотрения имущественных споров между частными лицами. В принципе, арбитражные оговорки не противоречат Конвенции. Однако возникает вопрос о том, отказались ли заявители свободно, законно и недвусмысленно при принятии юрисдикции Спортивного арбитражного суда от своих прав на гарантии, предусмотренные пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Что касается Пехштайн, Суд считает, что принятие ею юрисдикции Спортивного арбитражного суда не было сделано свободно, поскольку единственной возможностью для нее было либо принять арбитражную оговорку и зарабатывать на жизнь, занимаясь спортом на профессиональном уровне или отказаться от оговорки, что влекло за собой полный отказ от профессиональной деятельности. 

Что касается Муту, то, хотя он и не был вынужден признать юрисдикцию Спортивного арбитражного суда, он, тем не менее, недвусмысленно не отказался от своего права на рассмотрение его дела независимым и беспристрастным судом, поскольку обратился с просьбой об отводе арбитра, избранного футбольным клубом «Челси». 

Поэтому Суд должен удостовериться в том, является ли Спортивный арбитражный суд «независимым и беспристрастным судом, созданным в соответствии с законом» на момент вынесения решений по делам заявителей. 

Спортивный арбитражный суд обладает полной юрисдикцией для рассмотрения на основе норм права и после разбирательства, проводимого в установленном порядке, любого вопроса, переданного на его разрешение в контексте соответствующих споров. Кроме того, его решения имеют природу решения судебного характера. Также против данных решений может быть подана жалоба в Федеральный суд Швейцарии. Наконец, Федеральный суд Швейцарии всегда рассматривал решения Спортивного арбитражного суда как «подлинные решения, аналогичные решениям государственного суда». Таким образом, Спортивный арбитражный суд представляет собой «трибунал, учрежденный на основании закона». 

В случае Пехштайн, жалобы на председателя арбитражного суда были слишком туманными и гипотетическими. 

Что касается дисбаланса между федерациями и спортсменами в механизме отбора арбитров, то Суд указал, что арбитражная коллегия по данному делу состояла из трех арбитров, отобранных из списка, составленного Международным советом Спортивного арбитража (International Council of Arbitration for Sport («ICAS»)), и была уполномочена этим органом отклонить кандидатуры. 

Таким образом, возможность Пехштайн назначить арбитра по ее выбору была ограничена обязанностью выбрать кого-то из этого списка. В то же время, однако, в списке было почти 300 имен. Пехштайн не представила фактологических доказательств, способных поставить под сомнение в целом независимость и беспристрастность арбитров, включенных в список. Даже в том, что касается состава арбитражной коллегии, вынесшей решение по ее делу, она оспорила только одного арбитра, председателя коллегии, не обосновав свои утверждения. Суд признал, что организации, которые, вероятно, будут ставить под сомнение правоту спортсменов в контексте споров, рассматриваемых Спортивным арбитражным судом, оказали реальное влияние на механизм отбора, действующий в соответствующее время. Вместе с тем он не смог прийти к выводу о том, что, исходя исключительно из этого влияния, в список вошли арбитры, которых нельзя считать независимыми и беспристрастными в отношении этих организаций. Поэтому Суд считает, что система использования списка арбитров отвечает требованиям независимости и беспристрастности, применимым к арбитражным судам. 

Полномочия генерального секретаря Спортивного арбитражного суда по привлечению внимания судей на принципиальные вопросы и по внесению формальных изменений в решение не подтверждают того факта, что оспариваемое решение было изменено невыгодным для Пехштайн образом.

Со своей стороны, Муту подверг критике тот факт, что Д.-Р.М. заседал в группе судей, которая приняла решение в декабре 2005 года, прежде чем участвовать в группе, которая приняла решение в июле 2009 года. Однако для того, чтобы посеять отсутствие беспристрастности, обвиняемый арбитр должен был изучить последовательно идентичные факты и ответить на аналогичный вопрос. Хотя рассматриваемое решение касалось одних и тех же фактов, правовые вопросы, подлежащие решению, были весьма различными, учитывая, что первый этап разбирательства касался договорной ответственности заявителя, а второй – суммы ущерба, подлежащего выплате потерпевшей стороне. 

Муту также критиковал арбитра Л.Ф. за его сотрудничество с юридической фирмой, которая представляла интересы владельца футбольного клуба «Челси». В подробном и обоснованном решении, не содержащем каких-либо намеков на произвол, Федеральный суд Швейцарии пришел к выводу, что Муту не обосновал свои утверждения. ЕСПЧ не усматривает веских оснований для того, чтобы подменять своей точкой зрения мнение Федерального суда Швейцарии. 

Таким образом, не было допущено нарушения прав заявителей по пункту 1 статьи 6 Конвенции якобы из-за отсутствия независимости и беспристрастности со стороны Спортивного арбитражного суда.

Что касается жалобы Пехштайн относительно отсутствия публичного слушания в дисциплинарном совете, в Спортивном арбитражном суде и в Федеральном суде Швейцарии, то ЕСПЧ подтверждает, что принципы, касающиеся публичного характера слушаний по гражданским делам, действительны для как для обычных судов, так и для профессиональных дисциплинарных органов. Более того, Пехштайн прямо просила провести публичное слушание в Спортивном арбитражном суде. Кроме того, ЕСПЧ счел, что вопрос о санкции, наложенной на заявительницу за допинг, который рассматривался в контексте этих разбирательств, требовал проведения открытого слушания, подлежащего общественному контролю. 

В результате ЕСПЧ пришел к выводу о том, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции по причине отсутствия публичного характера разбирательства в Спортивном арбитражном суде. Этот вывод лишает ЕСПЧ необходимости рассматривать жалобу заявительницы, касающуюся дисциплинарного совета, с учетом того, что Спортивный арбитражный суд является апелляционным органом для дисциплинарного совета, обладающим полной юрисдикцией. 

Что касается Федерального суда Швейцарии, то спор касался сугубо технических юридических вопросов, по которым не было необходимости проводить публичные слушания. Поэтому жалоба отклоняется как явно необоснованная. 

Прочие статьи 

Жалобы Муту по статьям 4 и 8 Конвенции не свидетельствуют о нарушении прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней, и поэтому должны быть признаны неприемлемыми. Кроме того, поскольку Швейцария не ратифицировала Протокол № 1 к Конвенции, эта часть заявления Муту также должна быть отклонена. 

Справедливая компенсация (Статья 41)

Суд постановил, что Швейцария должна выплатить заявительнице Пехштайн 8 000 евро в качестве компенсации. 

Особое мнение 

Судьи Хелен Келлер (избранная от Швейцарии) и Георгий Сергидес (избранный от Кипра) высказали частично совпадающее, частично несовпадающее совместное особое мнение. 

Постановление доступно только на французском языке.

Перевод пресс-релиза Секретариата ЕСПЧ

ECHR 324 (2018) 02.10.2018



Возврат к списку