БЕСПЧ № 5/2018
+7 (499) 350-00-15
0 товаров, на сумму 0 руб.
Подписка
на новости

Бюллетень Европейского суда по правам человека № 5/2018

Уважаемые читатели!

Весна в Страсбурге, как всегда, насыщена различными событиями, имеющими прямое отношение к работе страсбургского контрольного механизма соблюдения прав и свобод человека. Здесь и весенняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы, и очередное заседание КМСЕ по надзору за исполнением постановлений Европейского Суда, и различные конференции и встречи. В этом году особое место, конечно же, заняла конференция в Копенгагене, организованная под председательством Дании в Комитете министров Совета Европы. Конференция завершилась принятием политической декларации о дальнейшей реформе Европейского Суда. Главными трендами, нашедшими свое отражение в Копенгагенской декларации, которая стала прямым продолжением Интерлакенского процесса, получившего развитие на конференциях в Измире, Брайтоне и Брюсселе, являются важность осуществления реформы конвенционной системы, необходимость диалога на судебном и политическом уровнях о роли государств – участников Европейской конвенции в ее реформировании.

Дискуссии о будущем страсбургского механизма будут продолжены, и в мае этого года пройдут обсуждения экспертов в рамках Санкт-Петербургского международного юридического форума, на котором будет отмечаться двадцатая годовщина вступления в силу для Российской Федерации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

К этой дате мы подготовили не только специальный выпуск нашего журнала «Прецеденты Европейского Суда по правам человека», посвященный наиболее значимым реформам российской правовой системы, инициированным или поддержанным страсбургскими процедурами защиты прав и свобод, но и ряд новых книжных изданий. С подробными анонсами вы сможете познакомиться на нашем интернет-сайте.

Еще одним важным событием стало вступление в силу Протокола № 16 к Конвенции, собравшего положенные первые десять ратификаций и посвященного созданию механизма регулярного взаимодействия Европейского Суда с высшими судебными инстанциями стран – членов Совета Европы, которые смогут направлять запросы о толковании вопросов применения той или иной нормы Конвенции на национальном уровне. Будем надеяться, что Российская Федерация скорейшим образом присоединится к этому важному международно-правовому документу.

В апреле этого года внесены очередные коррективы в Регламент ЕСПЧ. Они затронули вопросы функционирования института судей ad hoc. Мы постараемся в ближайших номерах представить вам более подробный анализ этих новелл.

В майском номере мы продолжаем публикацию текстов переводов наиболее интересных постановлений Европейского Суда по российским делам. Вашему вниманию предлагаются 15 постановлений по жалобам против Российской Федерации, среди которых особое внимание, по нашему мнению, стоит обратить на дело «Волчкова и Миронов против Российской Федерации», касавшееся соблюдения права заявителей на справедливую компенсацию за участок земли и дом, дело «Москалев против Российской Федерации», заявителем в котором выступал заместитель председателя УФСИН России по Омской области. Кроме того, в номере публикуется аналитический обзор практики Европейского Суда за ноябрь 2017 года. 

Следите за нашими публикациями на сайте www.echr.today и на Facebook, выписывайте и читайте электронный журнал «Прецеденты Европейского Суда по правам человека», а мы уже скоро вернемся к вам с июньским номером!


Главный редактор Юрий Берестнев

Содержание журнала

Аналитический обзор практики Европейского Суда по правам человека: ноябрь 2017 года 

Избранные постановления (решения) Европейского Суда по правам человека по жалобам против Российской Федерации

Чаушев и другие против Российской Федерации 

[Chaushev and Others v. Russia] (жалобы №№ 37037/03, 39053/03 и 2469/04)

Заявители (три человека), бывшие обвиняемые по делу Карачаево-Черкесского джамаата, жаловались на решение суда провести судебный процесс по их делу в закрытом режиме в помещении следственного изолятора г. Пятигорске.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).

Анциферов и Новиков против Российской Федерации 

[Antsiferov and Novikov v. Russia] (жалобы №№ 10387/07 и 1372/10)

Заявители жаловались на необоснованно длительное содержание под стражей, а также на то, что рассмотрение их жалоб в отношении содержания под стражей не соответствовало требованию безотлагательности.

Европейский Суд, приняв во внимание односторонние декларации властей Российской Федерации, единогласно постановил исключить жалобы на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) из списка дел, подлежащих рассмотрению. Европейский Суд также единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 4 статьи 5 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителям соответственно 4 300 и 4 600 евро в качестве компенсации морального вреда.

Белова против Российской Федерации 

[Belova v. Russia] (жалобы № 4629/07)

Заявительница, проживающая в г. Москве, обжаловала отмену в порядке надзора судебного решения, вынесенного в ее пользу.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на защиту собственности), и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Мумжиев против Российской Федерации 

[Mumzhiyev v. Russia] (жалоба № 752/15)

Заявитель жаловался на бесчеловечные условия содержания в следственном изоляторе.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации допустили нарушение требований статьи 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты).

Колеватов и другие против Российской Федерации 

[Kolevatov and Others v. Russia] (жалобы №№ 47696/10, 62151/10, 17790/11, 35535/12, 44590/12, 29586/13, 33709/13, 50624/13 и 2959/15)

Все заявители (девять человек) жаловались на бесчеловечные условия содержания под стражей. Второй, шестой, седьмой и девятый заявители в этой связи жаловались на отсутствие эффективных средств правовой защиты. Второй заявитель также жаловался на условия этапирования в суд и из суда, а третий – на невозможность лично участвовать в рассмотрении его гражданско-правового спора судом.

Европейский Суд единогласно постановил, что в настоящем деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), и обязал государство-ответчика выплатить заявителям в общей сумме 50 500 евро в качестве компенсации материального ущерба, морального вреда и судебных расходов, присудив каждому из заявителей от 5 000 до 14 000 евро.

Шиошвили и другие против Российской Федерации 

[Shioshvili and Others v. Russia] (жалоба № 19356/07)

Заявители, граждане Грузии (мать и четверо детей), жаловались на их коллективную высылку из России, необоснованное ограничение их возможности покинуть территорию Российской Федерации, негуманное обращение в связи с условиями двухнедельного нахождения в г. Дербенте, который они не могли покинуть, а также на дискриминационное обращение.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статей 3 (запрещение пыток) и 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), а также требования статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции (право на свободу передвижения). Европейский Суд шестью голосами против одного постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статьи 4 Протокола № 4 к Конвенции (запрещение коллективной высылки иностранцев), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Федоров и другие против Российской Федерации 

[Fedorov and Others v. Russia] (жалоба № 50483/07 и четыре других)

Заявители (пять человек) жаловались на чрезмерную продолжительность содержания под стражей до суда. Некоторые заявители жаловались на отсутствие эффективных внутригосударственных средств правовой защиты, а также на то, что судебная проверка обоснованности их содержания под стражей не соответствовала критерию безотлагательности.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 3 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) в отношении всех заявителей, пункта 4 статьи 5 и статьи 13 Конвенции (право на эффективное внутригосударственное средство правовой защиты) в отношении некоторых заявителей, и обязал государство-ответчика выплатить заявителям в общей сумме 11 600 евро в качестве компенсации материального ущерба, морального вреда и судебных расходов, присудив каждому из них от 1 000 до 4 000 евро.

Евгений Захаров против Российской Федерации 

[Yevgeniy Zakharov v. Russia] (жалоба № 66610/10)

Заявитель жаловался на нарушение права на семейную жизнь, так как он был выселен из занимаемого им жилого помещения, на которое у него не было каких-либо прав. После того, как сожительница заявителя умерла, соседи перестали пускать заявителя в коммунальную квартиру, которой сожительница пользовалась по договору социального найма. Местные органы власти сообщили, что заявитель должен освободить комнату, поскольку он не имеет права проживать в ней.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Волчкова и Миронов против Российской Федерации 

[Volchkova and Mironov v. Russia] (жалобы №№ 45668/05 2292/06)

Заявители, владевшие различными долями в праве собственности на земельный участок и построенный на нем дом, жаловались на нарушение их права собственности вследствие экспроприации. Заявителям предлагались различные суммы компенсации за изымаемый земельный участок и дом, однако они отказывались от них, считая их недостаточными и указывая на нарушения самой процедуры экспроприации.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на защиту собственности), и обязал государство-ответчика выплатить каждому заявителю по 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

В.К. против Российской Федерации 

[V.K. v. Russia] (жалоба № 9139/08)

Заявитель, проживающий в г. Санкт-Петербурге, жаловался на то, что его принудительное помещение в психиатрический стационар являлось незаконным лишением свободы.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Пахтусов против Российской Федерации 

[Pakhtusov v. Russia] (жалоба № 11800/10)

Заявитель, являвшийся водителем такси, был признан виновным в совершении административного правонарушения (управление транспортным средством водителем, не имеющим права на управление транспортным средством), ему было назначено наказание в виде административного ареста. Заявитель жаловался на то, что отказ в свидании с членами семьи, так как данное право не предусмотрено для лиц, которым назначено наказание в виде административного ареста, являлся нарушением его права на уважение семейной жизни.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), поскольку вмешательство не было основано на законе по причине отсутствия соответствующей нормы в законодательстве. Европейский Суд обязал государство-ответчика выплатить заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Кошевой против Российской Федерации 

[Koshevoy v. Russia] (жалоба № 70440/10)

Заявитель жаловался на то, что его содержание под стражей до процедуры экстрадиции являлось незаконным лишением свободы, так как данная мера не была осуществлена в соответствии со всеми требованиями законодательства вследствие отсутствия указания точного срока такой меры.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) относительно периода, когда не был указан точный срок, но не допустили нарушения, когда срок был установлен, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Москалев против Российской Федерации 

[Moskalev v. Russia] (жалоба № 44045/05)

Заявитель жаловался на то, что он подвергся скрытому наблюдению в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требование статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Антонина Ивановна Филиппова и другие против Российской Федерации 

[Antonina Ivanovna Filippova and Others v. Russia] (жалоба № 16233/08)

Заявительницы, являвшиеся заложницами или потерявшие своих родственников во время проведения операции по спасению заложников, захваченных на Дубровке в г. Москве, жаловались на смерть своих родственников в результате действий государства, что расследование было неэффективным, что они не получили полную сумму возмещения причиненного ущерба и не располагали эффективными средствами правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений. 

Европейский Суд отметил, что с момента событий до подачи жалоб прошли пять лет и три месяца, что неизбежно ставит вопрос о соблюдении шестимесячного срока для подачи жалобы. Рассмотрев вопрос о том, поддерживали ли заявительницы в этот период какой-либо значимый контакт с органами расследования, что могло бы указать, что у них была разумная уверенность в эффективности внутригосударственных средств правовой защиты, и, таким образом, объяснило бы задержку в подаче ими жалоб, Европейский Суд единогласно объявил данную жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу как поданную с нарушением срока.

Кузнецов и другие против Российской Федерации 

[Kuznetsov and Others v. Russia] (жалобы №№ 56354/09, 24970/08)

Заявители жаловались на нарушение их права на справедливое судебное разбирательство в связи с тем, что их кассационные жалобы были оставлены без рассмотрения по существу по истечении срока обжалования вследствие ошибочного, по их мнению, применения норм процессуального права.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в отношении заявителя Кузнецова, и обязал государство-ответчика выплатить данному заявителю 2 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Наши публикации

Выступление Уполномоченного Российской Федерации при еспч м.л. гальперина на открытых слушаниях в Большой Палате Европейского Суда по делу «Муртазалиева против Российской Федерации» (Murtazaliyeva v. Russia) (жалоба № 36658/05) 

ЕВРОПЕЙСКАЯ СИСТЕМА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В БУДУЩЕЙ ЕВРОПЕ

Конференция в г. Копенгагене (Дания) 12–13 апреля 2018 г. 

Выступление Генерального Секретаря Совета Европы Т. Ягланда 

Копенгагенская декларация 
Pegas