БЕСПЧ 2/2018
+7 (499) 350-00-15
0 товаров, на сумму 0 руб.
Подписка
на новости

Бюллетень Европейского Суда по правам человека № 2/2018

Уважаемые читатели!

В конце января в Страсбурге традиционно прошли мероприятия, посвященные началу «нового юридического года». В этом номере вы сможете познакомиться с программным выступлением Председателя Европейского Суда по правам человека Гвидо Раймонди, в котором он обозначил перспективы работы Европейского Суда в новом году. Также мы публикуем выдержки из ежегодного доклада о работе Европейского Суда, подготовленного Секретариатом Суда, в котором содержится статистическая информация о рассмотрении жалоб, поданных против Российской Федерации. Мы также предлагаем вашему вниманию текст выступления заместителя министра юстиции Российской Федерации – Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека М. Гальперина на заседании «круглого стола» по теме «Институт следственных судей в уголовном процессе», в котором он детально рассмотрел некоторые вопросы прецедентной практики Европейского Суда по российским делам.

Прошедшая в январе этого года очередная сессия ПАСЕ ожидаемо не принесла сюрпризов: продолжается кризис этой структуры в условиях отсутствия в зале заседаний российской парламентской делегации. Совет Европы охвачен бюджетным кризисом из-за решения российских властей заморозить выплату взноса в бюджет организации. К этому добавилось неожиданное решение турецких властей, принятое ими в конце прошлого года, о немедленном сокращении размера своего взноса (при том, что Турция продолжает достраивать огромное по страсбургским меркам здание своего представительства). В результате у Совета Европы образовался дефицит бюджета в несколько десятков миллионов евро, что привело к прекращению или замораживанию ряда программ и проектов. И хотя на ежегодной пресс-конференции руководители Европейского Суда уверенно заявляли, что финансовые проблемы не затронут Суд, все понимают, что на самом деле это не так. Ближайшие месяцы покажут, насколько драматично будут развиваться события.

Кроме того, стоит напомнить про острый конфликт между организацией и Азербайджаном, в отношении которого впервые в истории Совета Европы запущена процедура судебного подтверждения неисполнения постановления Европейского Суда с единственной перспективой: исключение этой страны из организации. Да и целый ряд публичных слушаний в Большой Палате Суда по чувствительным для российских властей делам (Навального, Муртазалиевой, межгосударственной жалобы Грузии против России и другим) не способствует снижению общественно-политического накала вокруг Совета Европы.

Остается надеяться, что предстоящая в мае текущего года двадцатая годовщина вступления Конвенции о правах человека в силу для Российской Федерации, которая будет широко отмечаться, в том числе в рамках Санкт-Петербургского юридического форума, наглядно продемонстрирует, что участие в страсбургском механизме защиты прав человека и основных свобод дает российской правовой системе огромный позитивный стимул для развития, о чем свидетельствует изменение нашего законодательства и правоприменительной практики за прошедшие годы. Хотя необходимо сделать еще очень многое!

А пока в этом выпуске журнала вы сможете ознакомиться с традиционным подробным обзором практики Европейского Суда за сентябрь 2017 года, а также с восемью текстами постановлений Суда по делам против Российской Федерации.

Следите за нашими публикациями на нашем сайте и на Facebook, а также подписывайтесь и читайте электронный журнал «Прецеденты Европейского Суда по правам человека». А мы уже скоро вернемся к вам с мартовским номером!

Главный редактор                  Юрий Берестнев

Содержание журнала

Выступление Председателя Европейского Суда по правам человека Гвидо Раймонди на пресс-конференции, посвященной открытию нового судебного года 

Статистические данные о рассмотрении жалоб Европейским Судом по правам человека в 2017 году 

Тезисы ко вступительному докладу Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместителя министра юстиции М.Л. Гальперина 1 февраля 2018 г. на заседании «круглого стола» по теме «Институт следственных судей в уголовном процессе» 

Аналитический обзор практики Европейского Суда по правам человека: сентябрь 2017 года 

Избранные постановления (решения) Европейского Суда по правам человека по жалобам против Российской Федерации

Анна Попова против Российской Федерации 

[Anna Popova v. Russia] (жалоба № 59391/12)

Заявительница, проживающая в г. Челябинске, жаловалась на лишение ее судом права собственности на квартиру и ее последующее выселение из квартиры, добросовестной покупательницей которой она являлась.

Европейский Суд постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на защиту собственности), и обязал государство-ответчика восстановить право собственности заявительницы на квартиру, отменить решение о ее выселении и выплатить ей 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Бекузаров и другие против Российской Федерации 

[Bekuzarov and Others v. Russia] (жалобы №№ 44786/11, 1884/12, 9837/12, 32631/12, 37187/13, 9612/14, 28543/15, 37353/15 и 43931/15)

Заявители (девять человек) жаловались на свое чрезмерно длительное содержание под стражей. Второй заявитель также жаловался на отсутствие процессуальных гарантий в отношении необоснованно длительного содержания под стражей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пунктов 3 и 4 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), и обязал государство-ответчика выплатить заявителям 20 500 евро в качестве компенсации материального ущерба, морального вреда и судебных расходов

Чхиквишвили против Российской Федерации 

[Chkhikvishvili v. Russia] (жалоба № 43348/13)

Заявитель, гражданин Грузии, жаловался на незаконный характер и отсутствие надлежащей судебной проверки законности его содержания под стражей для целей депортации.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации, не допустив нарушения подпункта «f» пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), нарушили требования пункта 4 статьи 5 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Иванников против Российской Федерации 

[Ivannikov v. Russia] (жалоба № 36040/07)

Заявитель, проживающий в Тульской области, утверждал, что он был лишен возможности допросить ключевого свидетеля обвинения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).

Саркисян против Российской Федерации 

[Sarkisyan v. Russia] (жалоба № 62614/13)

Заявитель жаловался на свое чрезмерно длительное содержание под стражей, а также на то, что срок рассмотрения его жалоб на содержание под стражей не соответствовал требованию разумности.

Европейский Суд, приняв во внимание одностороннюю декларацию властей Российской Федерации, единогласно постановил об исключении жалобы на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) из списка дел, подлежащих рассмотрению. Европейский Суд также единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 4 статьи 5 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 500 евро в качестве компенсации материального ущерба, морального вреда и судебных расходов.

Каспаров и другие против Российской Федерации (№ 2) 

[Kasparov and Others v. Russia] (№ 2) (жалоба № 51988/07)

Заявители (семь человек), жаловались на задержание вне санкционированного места проведения демонстрации. Первый и второй заявители жаловались на задержание и содержание под стражей до начала судебного разбирательства, а также на нарушение их права на справедливое судебное разбирательство в связи с признанием их виновными в совершении административных правонарушений. Оба заявителя утверждали, что привлечение их к ответственности было политически мотивированным.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), статей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и 11 Конвенции (право на свободу собраний), и обязал государствоответчика выплатить первому и второму заявителям по 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
Европейский Суд постановил шестью голосами против одного, что отсутствовала необходимость в отдельном рассмотрении жалобы на предмет нарушения требований статьи 18 Конвенции (пределы использования ограничений в отношении прав).

Частично особое мнение по настоящему делу высказала судья Х. Келлер (избранная от Швейцарии). Совпадающее мнение по настоящему делу высказал судья Г. Сергидес (избранный от Кипра).

Давыдов и другие против Российской Федерации 

[Davydov and Others v. Russia] (жалоба № 75947/11)

Заявители (11 человек), проживающие в г. Санкт-Петербурге, жаловались на то, что выборы депутатов в Законодательное Собрание г. Санкт-Петербурга и выборы депутатов Государственной Думы Российской Федерации, состоявшиеся 4 декабря 2011 г., были проведены со значительными нарушениями и что в этом отношении они не располагали эффективными средствами правовой защиты.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции (право на свободные выборы), и обязал государствоответчика выплатить по 7 500 евро четырем заявителям в качестве компенсации морального вреда.

Задумов против Российской Федерации

[Zadumov v. Russia] (жалоба № 2257/12)

Заявитель жаловался на то, что его право на справедливое судебное разбирательство согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции было нарушено в связи с тем, что у него не было возможности задать вопросы свидетелю стороны обвинения, что гарантировано подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), и решил, что установление факта нарушения Конвенции является само по себе достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда.

Pegas